272 Просмотров |  3

Ангел и воин Франка Соццани

22 декабря 2016-го  не стало легендарной Франки Соццани – редактора итальянского VOGUE, но мы вновь смогли увидеть её в фильме «Франка: хаос и творчество», показанного в рамках фестиваля  нового итальянского кино N.I.C.E 2017 в КРЦ «Победа». Увидеть глазами самого близкого и родного ей человека — её сына.

0001

Режиссер и фотограф Франческо Карроццини раскрыл личность самого влиятельно главреда модной Италии  с особой любовью и трепетом. Без поминального уныния и бронзово-мраморной оцепенелости – без всех типичных «болячек» биографическо-мемориального кино.  Живо, ярко и тепло.

Этот личный взгляд сына на мать пронизывающий фильм солнечным лучом , позволил увидеть то, что многим коллегам и медиа-соперникам было невидимо и неведомо – то, что было скрыто за непререкаемым авторитетом и профессионализмом.

Повествовательная ткань фильма – блики повседневности, всяческие забавные чепушинки. Из которых жизнь, собственно говоря, и состоит. Никакого академичного величия.  Франка шутит, что Франческо был страшненьким ребёнком, он смешно злится, когда она отказывается делать ещё дубль – «Ну ма-ам!» — как все дети мира в любом возрасте. Он сокрушается, что не успел до конца узнать отца и спросить всё, что хотелось узнать до его смерти.

И начинает фильм о матери с самых первых детских её воспоминаний.  Которые, как скажет каждый психолог, отнюдь не глупенькие мелочи детства, а альфа и бета человеческой натуры.  Основа, объясняющая феномен становления личности Франки.

1555a5912289160a27b96d4a90fbc5b1

Первые внятные воспоминания Франки о том, как отец…. учил её прыгать с комода. Зачем? Чтобы не бояться падений. Возможно, именно это сделало её такой бесстрашной и в работе. Она слушала маркетологов, делала всё с точностью до наоборот –  так, как хотела и чувствовала она.  в награду за упрямую смелость получала оглушительный успех.

К примеру, номеру Black Issue, посвящённому темнокожим моделям, прочили полный провал, но он стал самым продаваемым выпуском за всю историю журнала. Тираж пришлось допечатывать.

63c7cecfa2aa0bf2f0e4aab707784cca

Vogue Italia до её руководства и при ней — два совершенно разных журнала.

Сложно перечислить всё, что Франка сделала для издания, но именно под её руководством журнал обрёл силу и влияние. Vogue Italia перестал быть журналом только о моде. Любое социально важное событие находило отражение на страницах в виде мощнейших фотоисторий. К слову, именно Франка открыла миру Марио Тестино, Брюса Вебера, Стивена Майзела и вознесла супермоделей на особый пьедестал.  Катастрофа с нефтью, увлечение пластикой, нездоровое стремление к совершенству, — всё это находило воплощение на страницах журнала, подвергалось точному, но не заумному анализу в ярких эссе  и имело живой отклик аудитории.

franca-sozzani-700

Эта женщина не боялась расширять (и даже ломать) рамки, выходить за границы дозволенного, смотреть по-новому на то, что казалось  канонично-неоспоримым, высказать своё отношение к происходящему.

Ей хотелось больше собеседников – итальянский язык казался Франке Соццани слишком локальным. И она сокрушается, что многие не знают итальянского, чтобы прочесть журнал. Сокрушается, оставаясь патриоткой Италии, итальянкой до мозга костей. Но факт есть факт: итальянский язык – отнюдь не международный, не глобальный.   

Тогда она начала говорить  с миром образами. Образами фото-историй, которые навсегда вошли в историю моды.

62f60b0da9213553a537d5ab3c3eb5ab

И рабочий график Соццани совсем не походил на триумфальное дефиле по золотой дорожке.

Франка признается, что ждала увольнения после выхода каждого номера. Постепенно это опасение из домоклова меча превратилось в привычку, даже не требующую эмоций.

Да, руководство не было готово к подобному свободомыслию.  И понятно почему. Перед глазами зрителей проносятся кадры, которые в своё время наделали много шума,  были приняты неоднозначно и далеко не  всеми поняты. Но даже удивленные и смущенные глаза невозможно отвести от этой завораживающей красоты и пронзительной точности воспроизведения атмосферы. Эти ошеломляющие фото отзывающиеся сердечным эхом, кажутся мгновенными экспромтами-озарениями. Но остаётся только догадываться, какая колоссальная работа  в их «закулисье».

Своими впечатлениями о Франке делятся Карл Лагерфельд, Донателла Версаче, Джефф Кунс , Баз Лурман. Стоит ли сомневаться, что отзывы выше всяких похвал? И это вовсе не округлый комплиментарный речитатив типового мемориального кино. Никаких ноток в стиле некролога. Всё по существу, всё от души.

Свободолюбивая Франка давала свободу и другим. Франка не боялась неудач, считая любой отрицательный опыт багажом, а его эмоциональное послевкусие – страницей, которую можно перелистнуть. Нужно перелистнуть! Выводы запомни навсегда, печаль забудь поскорее – ну, как-то так.   «Распался брак, не удалось фото. Ничего страшного», — улыбается она.

Когда говорит Франка, очень сложно сосредоточиться на переводе. Она настолько красива и блистательна, что на неё хочется смотреть и смотреть! Удивительно красивая внешность, прекрасные живые глаза, обворожительная улыбка, плавные и, в то же время, уверенные движения не дают оторвать глаз. И, если бы не боязнь пропустить хоть слово из её речи, этой женщиной можно любоваться  бесконечно.  Любоваться, не замыкаясь на глаголе «была». Ведь теперь она живет на экране. В яркой стране, где смерти нет, а есть лишь красота.

Олеся Шпак

Фото: buro247.ru, vogue.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!