930 Просмотров |  Нравится

Девушка с музыкой в сердце

Diana D – сенсация столичной музыкальной жизни. Ее выступление, представляющее собой яркий синтез вокала, музыки, танца и кибер-искусства стало настоящим гвоздем «Big Love Show – 2017». Девушка, которая заставила многотысячный «Олимпийский» ахнуть, – это про нее. А песня «Love» стала и лейтмотивом шоу, и бесспорным хитом зимы-2017. Можно сказать, что Diana D проснулась звездой. Впрочем, слово «звезда» она не любит, как и сам феномен «звездности». И объясняет, почему именно – очень убедительно и логично. Итак, Diana D – сибирячка, многожанровая артистка, музыкальное открытие 2017-го и просто красавица. В эксклюзивном интервью «Самому Соку».

Вы достаточно закалены сценой с детства. И всё же этап «Олимпийского» – что это? Ощущение большого дебюта или очередного этапа? Помните ли первое ощущение от БОЛЬШОГО ЗАЛА – каково оно?

— Да, про закалку сценой – это точно. И каждый, кто попробовал учебную, ученическую сцену, мечтает о сцене большой. Для любого человека, получающего творческое образование, для любого занятия, связанного с самовыражением, естественно мечтать о большой аудитории. Точнее, о большей. Такая мечта была и у меня. Конечно, у нее не было конкретного имени – зал «Олимпийский». Это была такая «настоящая сцена», без детализации. Это обычно для мечты – быть смутной и недосягаемой. Когда мечта слишком детальная, она быстро становится одержимостью, эмоцией ради эмоции. И отвлекает, отнимает силы. А силы нужны для пути к ней. А что же до ощущения от зала, то скажу так: на сцене я целиком концентрируюсь на песне. Поэтому основной эмоциональный багаж – от того, что происходило после. Что-то невероятное: эмоции зашкаливают, сдержать этот поток невозможно, и хочется снова выйти на сцену, снова увидеть лица, глаза зрителей… Это что-то сложное для описания!

photo32

— Какой этап Вашей предшествующей биографии Вы могли бы назвать самым важным?

— Наверное, переезд в столицу. Это было довольно быстрое решение, и осознание пришло уже после. До этого в Москве у меня не было ни родственников, ни друзей, ни знакомых, а сейчас здесь мой второй дом и моя вторая семья. По большому счету, я не успела испугаться Москвы: я быстро погрузилась в творчество, всё быстро закрутилось… Так что поговорку «Москва слезам не верит» я на себе не проверяла – мне было совершенно не до слёз.

 

— Дружбы и симпатии из детства – сохранились ли они на новом этапе?

— Да, бесспорно! Конечно, мне нравится, что даже на расстоянии я чувствую поддержку друзей. Тем более, сейчас, в эру тотальных цифровых связей, мир совсем маленький. И ты никогда не будешь от своих близких слишком далеко. Фразы «за тридевять земель» или «за семью морями» сейчас не звучат так отчаянно, как даже десять-пятнадцать лет назад.

— Пропорции старания и везения – каковы они, по Вашему мнению?

— Я не фаталистка, я не верю в приметы. Пожалуй, я не люблю рассчитывать на удачу. Точнее сказать, я не абсолютизирую этот фактор. Знаете, есть такой тип людей – они перед важным событием тщательно исполняют все ритуалы «на удачу» и очень волнуются, всё ли из этого суеверного набора сделали. Я же считаю, что самый надежный талисман – это твой собственный наработанный навык. Бесспорно, удача и везение существуют, но лучше быть подстрахованным и уверенным благодаря труду, благодаря тому, что умеешь. Это дает уверенность. А удача, если уж о ней говорить, любит уверенных.

— Почувствовать себя звездой – это ощущение, которое приходит постепенно или «окатывает»? Приходится ли предостерегать себя от эйфории?

— Я слово «звезда» предпочитаю употреблять в астрономическом значении, не применительно к людям. Оно в человеческом контексте такое… Ну, затертое, что ли… Тяжелое. И давящее. Я не люблю саму идею «звездности». Извиняюсь за прямоту, но я не понимаю, как можно испытывать счастье просто от статуса. Мол, вау, я звезда-а! Статус – это же что-то пассивное, статичное. И условное. А счастье – динамический процесс. Мое счастье – живое и подвижное. Я получаю удовольствие от процесса работы, от репетиции, подготовки. Знаете, есть такое выражение – «восторг предвкушения». Так вот, это он и есть. И, конечно, радость от самого выхода на сцену. Мне нравится обмениваться энергией со своим слушателем. Вот это эйфория!BigLoveShow100217_006

— Каково основное ощущение от нынешнего этапа: «ну наконец-то!» или «не расслабляться!»?

— Только вперед! Больше! Выше! Лучше! Это мотивация!

— Кому и за какие навыки Вы благодарны?

— Я к жизни отношусь с коллекционерским азартом. Жизнь – это коллекция впечатлений. Причем они не делятся прямолинейно на плохие и хорошие – всё зависит от угла восприятия. И от того, как ты это конкретное впечатление пристроишь в копилку социальных или профессиональных навыков. Поэтому я благодарна каждому, кто встретился на моем пути. Все люди приносят что-то в нашу жизнь: опыт, уроки, ситуативные модели, примеры и антипримеры. И, конечно, я благодарна семье. Тут мне повезло целиком и полностью. Моя семья – это мой тыл, моя сила, моя главная поддержка. А второй моей семьей стали люди, с которыми я «повенчана» творчеством. Они мои союзники, мы с ними на одной волне.

— Выбор между танцем и музыкой – трудно ли было его сделать?

— В моей жизни так сложилось, что это неразделимо до сих пор. Ведь мои выступления – это синтез искусств. Это ведь не по принципу советского концерта – «вышел-встал-спел», это именно симбиоз вокала и танца. Танец что-то «договаривает» за песню, дает новый визуальный штрих к музыке. И потому я так благодарна своей хореографической предыстории: она помогла мне чувствовать себя во всеоружии, помогла подавать песни как союз музыкального и визуального. photo18

— Москва ощущается уже своим городом? Появились ли в ней свои заветные уголки (шопинг, кафешки, прогулки)?

— Определенно, да! Я влюбилась в столицу после первой поездки сюда. Москва – такой город, что усредненно воспринимать её невозможно. Она ошеломляет. И это либо потрясение восторга, либо потрясение отторжения. Либо ты влюбился в нее, либо испугался. Среднего – «ну, ничего так, нормально» – не бывает. Это город-страсть. И он меня принял. Прожив здесь полтора года, я ощущаю Москву своей. Появились любимые уголки. Один из них – Патриаршие пруды. Очень загадочное, мистичное место. Думаю, даже булгаковская мифология тут ни при чем. Тут и до Булгакова было что-то этакое. Просто писатель почувствовал этот флер, эту вибрацию, потому и закрутил сюжет «Мастера и Маргариты» именно здесь. А еще это район, очень подпитывающий творческих людей. Недаром их тут так много живет.

— Есть ли у Вас зал мечты и город мечты – город, в котором хотелось бы дать концерт?

— На сегодняшний день любая площадка для меня имеет свою ценность. Метраж, масштаб и архитектурное обрамление – частности. Главное – зритель. Энергия и обмен со зрителями –  вот ради чего я выхожу на сцену.

— Любите ли Вы путешествовать? Совпадают ли гастрольные симпатии к городам с личными, отпускными?

— Очень! Конечно, путешествия – это бонусное приложение к артистической жизни, но для меня это и самодостаточное удовольствие. Обожаю новые места, города, страны! Мне кажется, я готова тратить все заработанные деньги на это. Ради новых впечатлений, ради новых красок, ради вдохновения!

— Как Вы относитесь к фитнесу и СПА? Есть ли время на это?

— Очень деятельно я к ним отношусь – свободное время трачу именно на это. Причем люблю не только оздоровительный релакс в СПА, но и спорт тоже. Кажется, спорт даже больше – эта симпатия осталась с моего танцевально-спортивного прошлого. Движение заряжает и подпитывает вдохновение, я это знаю по себе. Сейчас, когда Москва чуть оттает, когда ее тротуары станут пригодны для пробежек, мое утро снова будет начинаться с бега. Ну, и конечно, это зальный фитнес и, по возможности, бассейн. Кстати, танец – и репетиционный, и сценический – это тоже спортивная нагрузка, так что моя жизнь фактически наполнена спортом.

— Хватает ли времени на личную жизнь?_O9A2067 (1)

— Да, вполне. Если очень хочется, то время найдется всегда, а всё остальное – это отговорки. Есть такой штамп в артистических интервью: «Ах, сцена забрала меня у себя самого, всего целиком забрала, ни для чего времени не остается! Ах, бедный я!» Мне всегда это казалось лукавством и полуправдой. Если творчество требует таких мучительных жертв, зачем ты им занимаешься? Я убеждена, что жизнь – это нечто целое, и одна ее составляющая не требует жертв от другой. Человек, который тебя реально любит, не будет ревновать тебя к искусству, не будет ставить ультиматум: «Выбирай – сцена или я?» Он принимает тебя как целое. У меня, по крайней мере, так. Возможно, кто-то скажет, что, мол, просто повезло. Но я в везение не особо верю. Я верю в собственную роль в своей жизни: как ты ее продумаешь, как расставишь приоритеты – такой она и будет.

— Чем приходится жертвовать на этом пути? К каким из жертв Вы «теоретически готовы», а что из разряда «ни за что, никогда!»?

— Всегда можно найти компромисс, можно найти решение, с которым все согласятся. И пока, к счастью, мне не пришлось ничем жертвовать глобально. Хотя было дело – приходилось три года подряд пропускать день рождения моего племянника. В детских житейских масштабах день рождения – громадное событие. И то, что я три года поздравляла его издалека, не очно, с гастролей, – это, конечно, минус. Но он у меня понимающий.

— Сценический имидж и модные симпатии в повседневной жизни – насколько они различны?

— Какого-то жесткого «водораздела» между ними нет. Имидж мой – система вполне оформленная, но не жесткая, не статичная. Потому экспериментировать, вносить в шоу-образ какие-то находки из мира несценической моды мне удается. И получается, говорят, неплохо. Я вообще люблю эксперименты и импровизации, и моя команда мне в этом помогает.

— Много ли музыки в Вашей жизни в нерабочее время?

— Не просто много, ее тотально много. Музыка со мной всегда! Она внутри и снаружи. Как говорится, музыка мне кровь и кислород. Да, это метафора. Но место музыки в моей жизни именно она описывает точнее всего.

— Есть ли разница между понятиями «мой любимый музыкальный стиль» и «мой рабочий музыкальный формат»?

— Я скажу так: я слушаю разные жанры, не привязываю себя к чему-то определенному, мне нравится, когда я натыкаюсь на что-то новенькое. Что касается моей музыки, то жесткого форматирования тоже нет. То, что ты слушаешь на досуге, и то, с чем ты работаешь, – это же не полюса какие-то, это части единого мира. Я слушаю то, что находит отклик в душе, я работаю с тем, на что отзывается душа. Чувства, душа – это единственный камертон, универсальный.диана ди

— Кто для Вас эталон сценической судьбы?

— Эталон сценической судьбы… А, это как у Маяковского: «Делать жизнь с кого?» Принцип понятен, конечно. Но, во-первых, делать жизнь по образцу, по чужому примеру – это скучно, по-моему. А во-вторых, я и не могу назвать никого из разряда «человек-образец». Ну, стану я следовать его примеру. И часть сил просто потрачу на соответствие прототипу. А смысл? В итоге-то всё равно получится что-то иное, свое. Каждый индивидуален и должен пройти свой путь. Не по примеру, а по наитию. Тогда и счастье будет твоим, настоящим, штучным. А не сделанным по рецепту.

— У каждого вокалиста есть «песня мечты». Какова она для Вас?

— Песня, про которую можно будет сказать: «В ней вся я». Это песня, у которой твое дыхание и твой биоритм. А вообще, словами ее не описать. Ты ее просто почувствуешь, когда она родится из океана звуков. Родится и придет к тебе. Конечно, я ее ищу и жду. Я не могу сказать ее «товарные параметры», ведь «песня мечты» – это слишком трепетная материя. Я просто надеюсь, что почувствую ее и узнаю при встрече.

Текст: Игорь Смольников

 

Понравилось? Поделитесь с друзьями!