299 Просмотров |  Нравится

Диалоги об улыбке

 

Эстетическая стоматология – сфера, где понятия «красота», «здоровье» и «зов моды» завернуты в тонкое кружево взаимосвязанности. В том, что такое эстетика в стоматологии и может ли быть стоматология без эстетики, мы разбираемся вместе с концепт-лидером авторской клиники «Стоматика» Андреем Моржуевым и ортопедом «Стоматики» Максимом Платоновым.

 

Эстетическая стоматология – это больше о здоровье или о красоте? Где в этой теме медицина переходит в эстетику? Кто и когда отслеживает тонкую категориальную грань?

 

Максим Платонов:

Границы этих понятий очень подвижны. Все зависит от того, с каких позиций смотреть – доктора или пациента. Доктор склонен думать, что эстетическая стоматология – это органичная часть полноценного лечения. Ведь мы стремимся к эстетике всегда, независимо от того, какие зубы лечим – жевательные или передние. У нас нет иерархии приоритетов. А вот у пациента есть: красоту он ассоциирует с передними зубами. Поэтому для пациента «эстетическая медицина» – это зона улыбки.

То есть к «незримым» зубам некоторые относятся как к протезу карибского пирата?

Андрей Моржуев:

Да, точный образ – протез пирата! Такой конус-деревяшка. Ходить-ковылять можно, но на человеческую ногу не похоже вообще. И «невидимые» зубы многие готовы воспринимать именно так: «Жевать могу, ну и ладно». Между тем в ходе комплексной реабилитации учитывать нужно все: и форму восстанавливаемых зубов, и работу сустава.

С какой фразы чаще всего начинается прием пациента, пришедшего «за эстетикой»?

Андрей Моржуев:

С фразы «Сделайте мне красиво!». И на этом этапе очень важно понять, что такое красота в понимании этого конкретного пациента. А уже потом предлагать варианты лечения или протезирования.

Однако, как доктор, я против жесткого разграничения сферы функционала и эстетики. Красивым должно быть все! Мы не можем себе позволить лечить по принципу «сделаем абы как, все равно никто не увидит». Это непрофессионально. Даже если пациент сам так хочет. Даже если говорит: «Сделайте мне только передние».

А что вы делаете, если пациент настаивает: «Сделайте только передние»?

Андрей Моржуев:

Стараемся переубедить. Показываем наглядно, на примерах, результаты того и другого подхода к эстетике. К тому же чаще всего выбор в пользу «только передних» – это вопрос экономии. И как только пациент узнает о сервисных программах «Стоматики», он соглашается, что комплексное решение проблемы предпочтительнее, надежнее, долговечнее.

А как быть с теми, кто стоит на своем?

Максим Платонов:

Идем навстречу пожеланиям, если это не противоречит медицинским показаниям. Даем рекомендации на будущее. Часто бывает так, что в процессе лечения пациенты «входят во вкус» и, получив красивую улыбку, приходят потом за реставрациями жевательных зубов.

Лайт-версия эстетической стоматологии – отбеливание. В последнее время эту процедуру можно получить не только в стоматологической клинике, но и во всевозможных смайл-студиях. Как вы к этому относитесь?

Максим Платонов:

С долей скепсиса. С одной стороны, все, что предлагается в таких смайл-студиях, формально относится к косметическому, а не к профессиональному отбеливанию. С другой стороны, меня смущает возможность исподволь нанести вред здоровью зубов. Ведь зубы не волосы, их в один миг вернуть в исходное состояние невозможно.

То есть для стоматолога важно изучение медицинской подоплеки эстетического изъяна?

Максим Платонов:

Конечно! Мы должны выяснить физиологические причины эстетической проблемы. Не бросаться «наводить красоту», а сначала понять, откуда взялась «некрасота», чем она обусловлена. Если не разбираться в первопричинах, а просто исправлять внешние проявления, можно, так сказать, «залакировать» проблему. Оставить тлеть какие-то серьезные, даже опасные патогенные процессы. Будет как клумба, которую соорудили поверх тлеющего торфяника.

Андрей Моржуев:

Кстати, в этом кроется главный риск и зачастую главная стоматологическая ошибка. Например, доктор принимается за эстетическую реставрацию, не подумав, что сначала нужно было устранить причины зубных сколов. Причины метаболические или динамические – из-за неправильного прикуса. Но они не устранены – и, следовательно, сколы будут вновь и вновь. Если системная проблема не устранена, она все время будет бить по эстетике. Не надо на доме, у которого поплыл фундамент, фасадную плиточку перекладывать, нужно сначала фундаментом заняться. Так же и эстетические работы в стоматологии.

Эстетика – это, как известно, понятие переменчивое. И зависимое от моды, и рождающее моду. Есть ли «мода» в эстетической стоматологии?

 

Максим Платонов:

Есть и всегда была. Например, еще недавно было модно иметь золотые зубы. Сейчас людей с такими зубами встретишь нечасто: большинство предпочло заменить их на более естественные варианты.

Сегодня трендом стала естественность – чтобы никто не мог догадаться о «сделанности» зубов. Это европейский мэйнстрим. А в США свое понимание красивой белизны: зубы должны быть не просто белыми, а ярко-белыми, ослепительными, белоснежными. Чтобы окружающие понимали: он вложился в зубы, он крут и успешен.

Иногда мода локализуется в рамках одной страны. Например, Япония придумала моду на неровный зубной ряд – с торчащими клыками, с неровными резцами. Неровные зубы – это вообще типичная проблема японских подростков. И постепенно этот изъян причудливым образом превратился в предмет моды! Взрослые люди заказывают себе искусственное искривление зубной линии, чтобы выглядеть моложе, приблизиться к образу подростка.

Андрей Моржуев:

Еще один тренд современной эстетической стоматологии – брекеты. Причем забавно, как эволюционировало отношение к брекетам. Лет пятнадцать назад подросток в брекетах был обречен на насмешки сверстников. А сейчас это модный, даже престижный стоматологический «аксессуар». Причем совсем не детский. Я бы советовал его взрослым, имеющим неправильно растущие, неровные зубы. Ведь их неправильное положение приводит к перегрузке окружающих тканей. Пока человек молод, это не критично. Но со временем репаративные свойства организма ослабевают. И накал проблемы становится уже таков, что речь идет не только об эстетике, но и о здоровье. Спрашиваешь такого пациента: «Почему вы брекеты не носите?». И в ответ слышишь: «А что, разве можно?» Оказывается, ему об этом просто не говорил никто из докторов.

В любой эстетике, в любом жанре есть полюса: «от кутюр» – и китч, изысканно – и «бохато, ачуметь!» Какие реалии и тренды эстетической стоматологии олицетворяют безупречный de luxe, а какие – глэм-трэш?

 

Максим Платонов:

 

Глэм-трэш – это, например, так называемые грилзы – насадки из драгоценных металлов, надеваемые на зубы. Подчеркнуто яркие, инкрустированные драгоценными камнями. Это в каком-то смысле аналог знаменитых фикс из советской реальности. Грилзы в большом почете у адептов рэп-культуры, у хип-хоперов. Стоит это дорого, смотрится очень «богато» и очень гротескно. А de luxe – это полноценный подход, начиная от решения функциональных проблем и заканчивая протезированием, созданием красивой улыбки.

 

В моде есть возрастная и гендерная иерархия. Что-то слывет молодежным, а другое – для «солидных господ»; что-то – явный унисекс, что-то – для «принцессок», другое, напротив, – для бруталов… Есть ли такая градация в эстетической стоматологии?

 

Максим Платонов:

 

Среди дам «золотого возраста» много тех, кто хотел бы сделать себе виниры ярко-белого цвета. По их мнению, ослепительные виниры вкупе с ярко-алой помадой усиливают эффект улыбки-вспышки и делают женщину неотразимой. Более молодые женщины предпочитают естественную улыбку.

Какова технологическая основа эстетической стоматологии?

Андрей Моржуев:

Она многоплановая. И брекет-системы, и диагностическая техника, и контрольно-технологическое оборудование, нужное для точности работ. Мы работаем на брекет-системе Diamond, разработанной американской компанией Ormco. Это культовый бренд, который даже в американской классической прозе цитируется. Встреча с пациентом начинается с фотопротокола. Это сравнительно новый этап в технологической цепочке, но очень значимый. Фотопротокол позволяет детально проанализировать проблематику конкретного пациента и спрогнозировать результат, который мы можем получить. А наша лаборатория позволяет максимизировать точность работ, задействовать трехмерное моделирование. У нас есть трехмерный сканер, позволяющий перенести на компьютер детальное трехмерное изображение ротовой полости пациента. И там в специальной программе ведется проектная работа. Плюс штатное оборудование каждого кабинета. Например, дентальный микроскоп, которым оснащен каждый кабинет. Это важнейший инструмент, без которого качественная работа в эстетической стоматологии просто невозможна. И, конечно, позитивное проявление высокого технологизма – малоинвазивность. В частности, изготовление виниров без препарирования зубов, без извлечения нервно-сосудистого пучка. При изготовлении виниров зубы остаются живыми.

В одежно-обувной моде есть свои fashion party – фестивали, показы. Есть ли у эстетической стоматологии такие формы самопрезентации?

 

Андрей Моржуев:

 

Мероприятий очень много, но они все не медийные. Локализация – столицы: Петербург и Москва; драйверы – итальянцы и американцы. Шумного репортерского сопровождения у таких форумов нет. Это мероприятия только для профессионалов. Впрочем, это не означает, что они пресны. Мы от таких форумов получаем мощный творческий заряд. Стоматология – это вообще дело творческое!

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, НЕОБХОДИМО ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ

 

Понравилось? Поделитесь с друзьями!