489 Просмотров |  1

Гардероб для книжной полки

Пять  книг об истории моды, которые, если и не изменят ваше восприятие действительности, то помогут лучше разобраться в фешн-процессах и точно скрасят досуг.

bez_avtora__400_letnyaya_istoriya_modyНатали Ротштейн

400-летняя история моды

1999 и переиздания
Эта толстая книжка есть на полке каждого западного студента-дизайнера. Она для них – примерно как Ландау-Лифшиц для физфаковцев. Безоговорочный must read. Предметная основа книги Натали Ротштейн – коллекция  лондонского Музея Виктории и Альберта, пожалуй, самого известного в мире музея моды и дизайна. Есть в русском переводе, но легко читаема и в английской версии. Отличный способ отточить свой Fashion English. После чего вам и американский Vogue будет как родной.

 

 

057bd5ec2c9c8b2d92c936ae8fe5f418baa7_oФогг Марни

История моды. 100 платьев, изменивших мир

2015
100 платьев – достаточно небольшой ассортимент, глаза точно не устанут. Но каждое из них – знак эпохи, символ перемен, предмет культа. Мадам Рекамье и императрица Жозефина, Шанель и Эльза Скиапарелли, Кристиан Диор и Мэри Куант – чреда супер-вещей и звездных имён. Информационное послевкусие книги сытное и плотное – почти стереоскопическое ощущение истории, понимание того, как модные тренды зарождаются, зреют, проходят путь от скандала до комильфо, от комильфо до демодэ, а потом воскресают в переосмысленном виде.

large_50b2be332c68ef287c1821486f0f22f3Словарь моды Кристиана Диора

В этой книге Кристиан Диор – как Владимир Даль, Дмитрий Менделеев и евангелист Матвей в одном лице. Потому что он создал то ли библию модника, то ли словарь, то ли периодическую таблицу. При том, что жанровые параметры этого творения расплывчаты и переменчивы, функционал его упруг и отточен. За каждым словом в глоссарии – емкие рекомендации как этот предмет или материал использовать и с чем сочетать. В Европе и Японии этот словарь переиздавался на разных языках почти столько же раз, как у нас «Книга о вкусной и  здоровой пище». Да, контенту книги 60 лет с большим бантиком. Но за это время он ничуть не устарел. Классик моды дурного не посоветует.

 

61881b6b879eeb09Андрей Васильченко

Мода и фашизм
2009

Эта книга, написана с академической, даже суховатой скрупулёзностью. Но она и без «нагрева страстей» отлично обходится – её wow-эффект и так безупречный. Потому что рассказывает она о мире, который в нашем воображении начисто лишен цвета и света.  Ведь Европу времен Второй мировой войны и нацистскую Германию мы привыкли представлять в сумрачных тонах хроникальной  сепии и в багровых пятнах крови. Тем ослепительнее для нас вспышка тогдашней моды – пронзительно яркой, как румянец чахоточного, агрессивно чувственной. Яркая пластмассовая бижутерия, туфли на танкетке и огромные цветочные принты – всё это, оказывается, оттуда. Детально посмотреть на мир, вдохновляющий одиозную Ренату Литвинову, заглянуть в ледяные глаза немецких манекенщиц и в витрины оккупированного Парижа – захватывающий эрудисткий аттракцион.   Впрочем, ностальгии и умиления это путешествие не вызовет – на пестрых ситчиках лежит тень железных орлиных крыльев. И забыть об этом Андрей Васильченко не даёт ни на миг.

132806420_4870325_19806_802533206498876_4598882872857826143_nИстория моды

С XVIII по XX век

Коллекция Института костюма Киото

Настоящий шедевр культового издательства Taschen, специализирующегося на альбомах и книгах о предметной культуре. По компоновке похожа вышеупомянутую книгу из лондонского музея, но ровно настолько, насколько Киотский музей моды похож на «Викторию и Альберта». На четыреста лет японцы не замахивались, охватили два века, но зато как! В книге собраны изображения множества вещей – от болезненно изящной обуви эпохи рококо до синтетического постмодернизма 1980-х.

francemode_92

Никакой зауми – четкие и ёмкие комментарии, репринты старинных рекламных плакатов, отлично детализованные фотографии музейных манекенов. Некоторые иллюстрации не лишены самобытного японского юмора и погружают в философскую задумчивость.
Например, вот эта экспозиция французской городской одежды времен якобинского террора. Да, японский музейный академизм – он такой, он как бы с васаби.
     

Текст: Игорь Смольников

Источник фото: relax.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!