154 Просмотров |  Нравится

Новые грани жизни

Человек-легенда, который начал музыкальную карьеру в конце восьмидесятых и продолжает удерживать внимание и популярность до сих пор, поделился с «Самым Соком» удивительно свежим взглядом на жизнь, большими переменами в жизни, желанием развиваться и любовью ко всему новому.

В ваших песнях никогда не бывает рваных тельняшек и хрипа души. Ваш лирический герой не кричит, а говорит – говорит ёмко и эмоционально. Насколько песенное «я» отдельно от вас?

Всё это было раньше, просто сейчас уже эмоции улеглись, а я стал более рассудительным и спокойным. А крики, оры и тельняшки рваные – всё это было на заре нашего творчества.

Вы не производите впечатление человека эстрадной тусовки. Вы такой… свой собственный. Что удерживает от соблазна «войти в обойму»? Это ведь определенные бонусы и ништяки…

Тут работает только вариант «выгодно-невыгодно». Я человек капиталистических убеждений и считаю, что артист за свою профессиональную работу должен получать деньги. Вот когда их платят – я участвую, когда не платят – не участвую в мероприятиях.

Как вы относитесь к афоризму «Любят не за что-то, а вопреки чему-то»? Вас близкие любят таким, какой вы есть, или пытаются скорректировать несовершенства?

Не знаю, это, наверное, нужно у них спрашивать. Любовь – она вообще плохо объяснима. Это больше какие-то химические, по-моему, процессы в организмах у людей. Вот из-за них они любят друг друга или не любят.

Доводилось ли слышать байки про себя – устные и из серии «Садальский сообщает»? Как вы к ним относитесь и как отбиваете?

Всегда, когда что-то говорят, воспринимаю это весело. Нормально, в общем, к этому отношусь, спокойно. Ну, развлекают себя люди всякими фантазиями, основанными на слухах. У нас это нормально, всегда так было. Я просто на это не обращаю внимания. А когда при мне такое случается – забавно, весело. Считаю, надо относиться с самоиронией ко всему такому.

Про сибирского зрителя разные мнения. Кто-то говорит, что за Уралом люди более скованные и «нерезонирующие». Кто-то, наоборот, именно от сибиряков получает наилучший энергетический заряд. А для вас обобщенный зритель-сибиряк – он какой?

Вы знаете, зависит от места и сезона. Если это закрытый зал с сидячими местами, то и люди сидят спокойно и реагируют в самом конце уже. А когда это открытая площадка или летний фестиваль, то и реакция у людей быстрая, живая. Я не могу регионально отделить одних зрителей от других. Зависит от качества концерта, наверное. Могу только сказать, что проникаем в самую душу к слушателю.

Какой у вас тип лидерства в коллективе – совещательный, созерцательный, комбат-батяня, тип «молчи, папе виднее»?

Я солист, лидер каких-то административно-хозяйственных моментов, а в плане музыки мы всё делаем вместе, сообща. Всегда. Доминирует гитарист Николай Девлет-Кильдеев, конечно: его инструмент у нас основной, солирующий, он же сочиняет большинство песен.

Ловите ли вы себя на возгласе: «Ну и молодёжь пошла!»? Она, кстати, какая сейчас – эта музыкальная молодёжь?

У нас молодёжь очень хорошая! Лучше, чем мы. Я не беру во внимание каких-то недоразвитых людей. Они во все времена есть и будут, но вот та молодёжь, которую я имею в виду, значительно лучше, чем мы. Она более образованна, лучше ориентируется в современной жизни, она добрее и гуманнее. Молодые всегда лучше знают, как нужно делать. Традиции – это смерть. Их надо любить, уважать, изучать, но следовать традиции – только в том случае, если она выгодна, если она работает на прогресс, если она не тормозит общество, если она не приносит эмоционального вреда.

Есть мнение, что из-за популяризации рэпа, из-за того что рэп с улиц пришел на эстраду, коммерческое музыкальное искусство больше потеряло, чем приобрело: на смену мелодике пришла ритмика, на смену рифмам – корявый «белый стих». На этом фоне стихи песен Магомаева – причудливое, виртуозное барокко. Рэп и впрямь виноват, или это мир поглупел?

Рэп – это и есть новое коммерческое музыкальное искусство. Просто надо не огульно кричать, а вслушаться в содержание песен. В рэпе очень расширены возможности передачи информации, понимаете? И поэтическая ценность этих текстов, конечно, существует. Когда появляется хороший текст, он всё равно выделяется на общем фоне. Когда не было рэпа, были просто песни: более популярные – проникающие в душу, в сердце к людям, и менее популярные – пролетающие мимо. Понимаете? Так же и в рэпе. Это такой вид искусства. Оно самодеятельное. Оно дает возможность вообще любому человеку начать заниматься этим видом искусства. Ну, и то качество, которое этот человек будет выдавать, будет уже зависеть от его образованности, от его серьезного отношения к процессу. Если просто, абы как, этим заниматься – то да, это будут неграмотные выражения типа «слазь-вылазь» и вот эти всякие штуки. Неграмотность меня расстраивает. И то, есть моменты, когда эта неграмотность бывает стилистически оправдана, когда словечко вставляют, чтобы показать социальный слой, о котором ведется речь в произведении. Но это уже художественные приемы, их нужно разбирать профессиональным критикам, а не так просто: «нравится – не нравится». У меня к рэпу совершенно нормальное отношение.

Ваш проект QUEENtet – искусное сочетание классических и современных произведений в авторской аранжировке – имеет большой успех. Расскажите, как пришла идея работать над таким оригинальным жанром?

Всё очень просто: я кларнетист по образованию, но двадцать лет на нём не играл. А потом, когда у меня появилось свободное время, я взял кларнет, начал заново учиться, и захотелось вокруг себя девчонок со скрипками собрать. Пригласил – и вот уже почти пять лет мы живем очень большой дружной семьей. Играем как классические произведения, так и делаем свои оригинальные аранжировки, конечно.

Ваш самый замечательный день был тогда, когда…

У меня было много замечательных дней, но самый замечательный – ещё впереди. У меня дети не женаты, внуков ещё нет…

Публика 80-х, 90-х и 10-х – в чем их главное различие? Для какого поколения интереснее работать?

Интереснее работать сейчас: публика разносторонне развита, имеет доступ к различной информации, ей есть с чем сравнить. Если публике сегодня действительно что-то нравится – то, наверное, это очень хорошо! При нынешних возможностях получения информации люди больше видят, слышат и более искушены в этом смысле.

А есть ли генерации/сообщества, до которых и не надо пытаться докричаться?

Вот когда чиновники не исполняют свои обязанности, до них надо докрикиваться. А всё, что касается искусства и людей… Вот вы сделали произведение – и должны быть самодостаточны. Надо выдавать свою музыку и радоваться этому, а люди сами решат, нужно им это или нет. Я помню, как появились Земфира и Мумий Тролль – мега популярные и потрясающие артисты. Но они появились без участия телевидения или радио. Они появились на кассетах в свое время. И стали популярными не потому, что их подхватили какие-то радиостанции. Радиостанции их подхватили потому, что они хорошие. А не наоборот.

Если остановиться на секундочку и задуматься, хотелось бы вам что-то поменять в своей жизни?

Я меняю. Я не останавливался, но задумался и поменял в своей жизни очень многое. Бросил употреблять алкоголь. Совсем. Я стал здоровым, красивым, успешным, девчонки меня больше любить стали. И сейчас я продолжаю в том же духе: занимаюсь спортом, плаваньем. Каждые полгода прохожу диспансеризацию, слежу за своим здоровьем. Человек, который не держит в порядке свой организм, своё тело, выглядит расхлябанно, неопрятно, – это человек, который не любит и не верит в Бога. Самое главное, что нам подарил Всевышний, дал это бесплатно вообще всем – это наше тело. То, как люди относятся к дару божьему, говорит об их вере, об их понимании веры. И даже если эти люди говорят, что верят в Бога, – не верьте им, они врут.

Когда вас зовут что-нибудь оценить с позиции «зубра-титана-корифея», это льстит или бесит? Многие же не любят малейший оттенок «ветеранства».

Я не ветеран, я просто человек преклонного возраста, музыкант-рокер. Кому как нравится, но меня это никак не оскорбляет и не меняет меня самого. Я такой, какой я есть. А кому я каким кажусь, так меня люди и называют. Кому-то я кажусь ветераном, кому-то – идиотом, кому-то – мачо… По-разному.

Откуда вы черпаете вдохновение?

В здоровом теле – здоровый дух. Вдохновение я черпаю из настроения, а настроение – из занятий фитнесом. Ещё меня вдохновляют люди, которые находятся вокруг меня. Очень много талантливых людей, вот они меня и вдохновляют.

В феврале 2014 года группа «Моральный кодекс» выпустила свой шестой студийный альбом – «Зима». С этого времени прошло уже ни много ни мало три года. Могут ли слушатели рассчитывать на выпуск следующего альбома в ближайшем будущем?

Это не является коммерческим занятием, то есть выпуск альбомов не приносит доход. Мы больше денег тратим на их запись, чем потом получаем от реализации самих носителей. Поэтому мы альбомы выпускаем по мере накопления песен. У нас нет таких вот специальных усилий – сесть и обязательно сочинить альбом. Мы занимаемся творчеством, песнями, играем концерты постоянно. Появляется новая песня – мы её фиксируем. И как только песен наберется на альбом, мы его выпустим. Хотелось бы, конечно, сделать это к зиме. Но думаю, что в этом году вряд ли получится. Может, весной. Наша старая музыка тоже очень хорошая, а её, к сожалению, люди почти не знают. В основном знают две песни: «Первый снег» да «До свидания, мама». А у нас очень много музыки, почти сто песен уже.

Биологический возраст, психологический и творческий – это разные понятия. На сколько лет вы себя ощущаете в творчестве и в душе?

Вообще, я чувствую себя около сорока: по ощущениям – от 38 до 45 мне как-то. Я скинул вес и сейчас очень хорошо себя чувствую.

Понятно, что гастрольная жизнь весомо покрывает потребность в путешествиях. Но есть что-то из «непокрытого» – страны и города, в которые вам нравится приезжать не на гастроли?

Мы объездили много стран: и Азию, и в Северной Африке были… Но вот мне больше всего нравится видеть европейскую цивилизацию. Её не хватает немножко здесь, у нас. Италия и Швейцария – мои страны.

Как вы относитесь к потребности «выйти в будни» – на шопинг, по бытовым вопросам? Используете маскировочный дресс-код или просто закалённо встречаете узнавание?

Абсолютно спокойно хожу по магазинам, никаких проблем не испытываю, никакого назойливого внимания ко мне нет. Я не такой популярный, как Сергей Шнуров, например, сегодня, поэтому мне с этим попроще.

Шопинг для вас – это развлечение, форма творчества или мучительная необходимость?

Это должно быть необходимостью, поскольку выглядеть нужно хорошо, особенно если ты – артист, публичное лицо. Но я желал бы всем, чтобы это доставляло удовольствие. А доставляет это удовольствие тогда, когда ты влезаешь в те размеры, которые хочешь купить.

Что бы вы пожелали молодым артистам, которые только начинают свой творческий путь?

Понять, что всё, что ты делаешь, – это самая начальная стадия. Все твои успехи – это только первая ступень. Если ты занял первое место на конкурсе, то имей в виду, что всё лучшее у тебя – впереди. И надо как проклятому заниматься своим делом каждый день. Если ты музыкант-инструменталист, надо спать с инструментом рядом. Тогда будет большой успех, а за ним последует большая свобода. Чем больше человек накапливает мастерства в молодости, тем легче ему потом быть хорошим артистом. Заниматься, заниматься и ещё раз заниматься – вот это залог успеха артиста!

Понравилось? Поделитесь с друзьями!