289 Просмотров |  Нравится

Не бойся амбиций, бойся ничего не делать!

Она не считает тотальную исполнительность добродетелью, не стесняется называть себя амбициозной, не верит в праздные тусовки и в магию шальных инвесторских денег. Зато верит в себя, в свою команду и ей благодарна. Она – Людмила Начинова, концепт-лидер сети медицинских центров «Медпрактика», врач, генеральный директор, человек, у которого мы давно хотели взять интервью.

Людмила, у вас очень разнообразная самореализация: социальные проекты, благотворительность… С точки зрения банальной бизнес-логики, напрямую с медициной это не связано. Почему именно такой диапазон деятельности?

Не связано лишь при самом буквальном рассмотрении. Изначально медицина – это именно помощь людям. И благотворительность – составная часть этого собирательного понятия. Врач – это не коммерсант, а в первую очередь помощник, заведомо социальный человек, человек несущий добро и помощь. Наши социальные проекты – это не PR-средства, это органика нашей работы, наша внутренняя миссия, идеология. Наша не до конца реализованная потребность помогать людям.

Благотворительность – сфера эмоционально окрашенная. Какой из проектов больше всего запомнился в этом смысле, оставил самое яркое послевкусие?

В благотворительных проектах мы работаем по большей части с детьми. Дети – самое нуждающееся в помощи сообщество. И они же – самая искренняя и благодарная аудитория. Их эмоции неподдельные, они еще не умеют работать на публику, не умеют делать вид. У них все по-настоящему. И помощь именно детям нужнее всего. Взрослый в трудной ситуации придумает, как выйти из нее. У детей социального опыта и такого физического ресурса нет, поэтому подобный вариант для них немыслим. Их надежда, защита и опора – взрослые и общество.

Какова роль медицины в вашей жизни?

В медицину меня, можно сказать, привела сама логика биографии. Я из семьи врачей, я погружена в тему с детства. Признаюсь, в детстве я быть медиком не хотела. Но потом пришло понимание, я получила медицинское образование в сфере стоматологии, стала хирургом. И мне это нравится. Правда, потом пришлось сделать выбор в пользу управленческой деятельности. Лет 13–15 назад стал динамично развиваться рыночный сектор частной медицины, у семьи родилась идея создания «Медпрактики». В процессе воплощения этой идеи встал вопрос «либо-либо». И я сосредоточилась на управленческой работе. Тем более что медицинскую составляющую я знаю в деталях: я и медсестрой поработала в студенческие годы, и администратором, и хирургом. Я стремлюсь в любой подотчетной мне теме быть профессионалом и разговаривать с сотрудниками на их языке. В этом году я получила, в дополнение к медицинскому, образование в сфере маркетинга. Так что на любом большом совещании мы все понимаем, о чем идет речь. Руководитель не должен бездумно царствовать, он должен понимать все аспекты происходящего или иметь в своем окружении людей, которые ему расскажут. А вообще, медик – это и профессия, и семейное положение, и стиль жизни, и состояние души, и цинизм – все это сразу, все в рамках одной судьбы.

О да, легендарный медицинский цинизм! Всегда удивляло его соседство с сострадательностью…

Это при взгляде снаружи. А изнутри профессии медика – как раз ничего удивительного. Цинизм – это как охлаждающий элемент в сложной машине. Он спасает машину от перегрева. Так же и с человеком в медицинском ремесле: если будешь все без исключения принимать близко к сердцу – вскоре выгоришь и станешь вообще бесполезен как врач. Порой помогать людям приходится с холодной головой. Даже если это со стороны, извне, издали будет выглядеть как безучастность. Но нам-то важно не как это выглядит, а что дает в итоге.

Вы можете назвать себя амбициозным человеком?

Да. Без всякой робости на этот счет. Меня всегда тянуло на масштабные проекты, никогда не хотелось довольствоваться чем-то малым и беспроигрышно простым.

Эта работа оставляет время для хобби и личной жизни?

У руководителей нет свободного времени. «В девять пришел, в шесть ушел» – это сюжет для наемного линейного сотрудника. А у руководителя рабочих часов в сутках может быть двадцать четыре. При этом управленческая работа руководителя как бы и не видна со стороны, всем кажется, что мы, руководители, ничего не делаем. Но на этом «невидимке» держится очень многое. Босс – он не монарх. Он – координатор, соединяющий все звенья. В коллективе «Медпрактики» у нас более 150 человек: разных специальностей, разного уровня профессионального развития и профессиональных амбиций, разного темперамента. От девочек-администраторов, у которых свои потребности, до врачей, которым очень важно их профессиональное эго и научная самореализация. И все это – единый бизнес-организм.

Как формулируется ваша управленческая доктрина?

Пожалуй, это продуктивная анархия. Да, именно так! Я даю людям возможность выбирать пространство самореализации, даю возможность зарабатывать деньги и генерировать идеи. Не дергаю, но все знают, что, если от меня раздается звонок, не взять трубку нельзя. У нас есть система мотивации, есть собственная, корпоративная сфера саморазвития: тренинги, мастер-классы. У нас есть куда расти, есть чему учиться, мы поддерживаем импульс профессионального роста. Но только для тех, кто намерен быть с нами. Согласитесь, нет смысла вкладываться в развитие специалиста, который посматривает по сторонам с мыслью «соскочить». Вектор карьерного роста талантливого сотрудника нужно вписывать в собственную бизнес-историю, а не дарить конкурентам.

Есть у вас управленческие антипатии, нелюбимые типажи?

Не люблю людей безынициативных, живущих под девизом: «День прошел – и ладно». Безучастные исполнители – это точно не наш типаж. Мне с такими людьми не интересно. Мне милее люди, способные порождать идеи, готовые жить в моем темпе 24/24, творчески подхватывать мои замыслы. Не следовать им буквально, а дорабатывать, развивать. Даже оспаривать их, если в итоге получится вариант еще лучше изначального.

Вы очень выверенно ведете светскую жизнь: без тусовки non stop, штучно и тонко. Это личный выбор, черта характера или проработанная PR-доктрина?

Да, это характер, это мое «я», мой личный выбор. По мере расширения бизнеса я стала ценить время, его смысловую наполненность. Жизнь одна, и ее дни и мгновения нужно тратить с пользой. Или с пользой и удовольствием. Но никогда – бессмысленно, просто ради «белого шума» и мишуры. Любое светское мероприятие, на которое ты отозвался, должно приносить пользу в общении: бизнесу, тебе самому.

Есть планы выйти на межрегиональный уровень?

Есть. И с конкретной темой. Мы, «Медпрактика», – монополисты по проблематике клещевого энцефалита. Сейчас мы охватили более десяти регионов: Омск, Томск, Екатеринбург, Казань, Уфа, на очереди другие города. В этой сфере мы уже сейчас, можно сказать, федеральный оператор, но рынок пока не готов к таким масштабам.

Каков баланс высоких технологий и человеческого фактора?

Технологии сейчас очень быстро идут вперед. Не всегда врачи готовы за ними поспевать, порой они оказываются в роли догоняющих: развитие техники идет быстрее «прокачки» человеческих компетенций. Но отставать нельзя. Например, тренд не подлежащий игнорированию – малоинвазивная хирургия: эндоскопия, лапароскопия. Хирургия с минимальной поверхностной площадью проникновения – через небольшой прокол – и с минимальными же травматическими издержками. В 2017-м мы полностью переоснастили нашу операционную в «Медпрактике» для таких операций и вышли на другой уровень.

Медицина – это сейчас что: служение, как во времена Чехова, или индустрия?

К сожалению, сейчас это уже в большей степени индустрия. Не со стороны тех, кто лечит или учит врачей, а со стороны тех, кто запускает новые проекты. Инвесторы – это сейчас по большей части не медики, а бизнесмены, пришедшие сюда из общего бизнес-пространства. Клинику они воспринимают как любой другой проект из своей обоймы – так же, как отель, швейную фабрику или ресторан. Когда медицинские центры открывали на собственные деньги врачи, они понимали, чему дают жизнь, они видели тему изнутри. Видели ее подводные камни, знали контекст проблем и потребностей, видели в пациентах живых людей, вкладывали деньги семьи. Сейчас же в частную медицину пришли люди с более толстыми кошельками, но с прямолинейным монетаристским подходом. И это выглядит проблемой. Впрочем, специфика «Медпрактики» как раз в том, что этот центр открыт врачами – людьми сопричастными и неравнодушными, имеющими практику.

Каков ваш личный рецепт сохранения здоровья?

Правильно питаться, больше заниматься спортом (но без одержимости, не претендуя на подвиг – именно в удовольствие), не пренебрегать отдыхом на природе. И общаться с позитивными людьми. Сейчас очень много людей с негативным мировосприятием. Причем, что удивительно, среди так называемых миллениалов – совсем юных, которые вообще никаких реальных социальных драм не застали. Кроме того, все стали блогерами, фрилансерами или просто прожигателями жизни. А за каждым бизнесом стоит огромная работа, и не одного человека. Я всегда хвалю свою команду, правда, не всегда при них. (Улыбается.) Без команды ни один руководитель не сделает ничего.

В чем для вас самый сок жизни?

В удовольствии от работы. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Да – тяжело, да – непросто, но нравится! Я искренне радуюсь от общения с новыми интересными людьми и не зависима от чужого мнения обо мне и моем бизнесе.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!