359 Просмотров |  Нравится

Охотник за вкусами

В Новосибирске открылся первый за Уралом ресторан паназиатской кухни «Шикари» — юное, но перспективное детище многоликого холдинга «Росинтер Ресторантс».

ПанАзия – географическая абстракция и гастрономическая конкретика. В этногеографическом смысле это букет весьма непохожих друг на друга стран – Тайланд-Вьетнам-Лаос-Камбоджа-Индия. А в гастрономическом – единый объект для поварского вдохновения. Паназиатская концепция – новейший на сегодня тренд, потеснивший в ресторанном пространстве Новосибирска моноэтничные азиатские форматы – японские, китайские, индийские рестораны. Японско-китайской темой публика быстро насытилась, она вросла в быт. А тайские и индийские предложения в чистом виде многим казались слишком уж экзотичными. Зато паназиатская кулинарная идеология – это заманчиво-узорчатое кружево из уже полюбившегося и ошеломительно нового.

bnhgd

Новосибирск, как бесспорная ресторанная столица Зауралья, принял, пожалуй, самое масштабное и яркое олицетворение паназиатской кухни – ресторан «Шикари».

В проектном портфеле холдинга «Росинтер» «Шикари» — новейший и самый динамичный фигурант. Сейчас плейс-лист этого бренда теперь состоит из 11 площадок – семь ресторанов в Москве, по одному в Минске, Екатеринбурге и Новосибирске.

Локации у ресторанов разные – одни располагаются в моллах  (в прямом соседстве с такими росинтеровскими концептами, как «IL Patio», «Планета Суши»), другие работают в стрит-формате.

Но все они, вне зависимости от типа локации, большие, просторные заведения (например, в новейшем новосибирском «Шикари» – 98 посадочных мест и 300 квадратов метража – это одна из крупнейших площадок на ресторанном этаже ТРЦ «Аура».

Такого масштаба требует сама тема. Ведь ПанАзия – это гастрономический срез огромнейшего региона, вместившего множество этнических культур, пищевых укладов, целый вихрь взаимовлияний и локальных изюминок.

18274840_1538980666134605_2862845271942433955_n

«Шикари» с хинди переводится как «охотник». И осевой метафорой ресторана его создатели провозгласили охоту за гастрономическими впечатлениями. Такой себе канал Discovery на пищевой манер.

Потому меню ресторана – это симбиоз хитов, уже распробованных россиянами в их тропических отпусках, и блюд, олицетворяющих еще вполне «незасмотренные» пищевые культуры. Одни блюда поданы в адаптированном виде (ибо в национально-каноническом варианте они – нелегкое испытание для русского организма), другие – практически в аутентичном. То есть, польщены будут и осторожные едоки, недоверчивые к экстриму, и азартные гурманы-новаторы, желающие «чего-нибудь эдакого».

18275127_1538980679467937_2167674889952298836_n

Паназиатская кухня – это в принципе гурманский аттракцион со множеством сюрпризов. Тут острота может обжигающей и сладкой одновременно,  густая сладость не оставляет ощущения «Ой, я слипся!», а для соусов и подливок задействованы самые неожиданные продукты.

dfg

Например, вьетнамская кухня активно и многогранно переосмыслила нашу отечественную сгущенку. Ту самую, в сине-белых банках с ромбами. Во времена становления вьетнамской государственности сгущенка была сугубо утилитарным гуманитарным грузом из СССР (ну, нужно же было как-то доставлять в страну молочный белок – молоко в своем обычном виде в тамошнем климате просто «не выживает»). Дивный продукт вьетнамцам так полюбился, что народная кулинария быстро взяла его в обойму. И теперь сгущенка входит в состав многих блюд, числящихся исконными. И правильные, «трушные» они именно со сгущенкой. Такая вот причуда истории и геополитики.

Энциклопедизм и искательский дух формализованы и в облике ресторана. Его привольное пространство щедро (но не утомительно для глаз) наполнено разными колоритными вещами и вещицами – изделиями народных промыслов, утварью, штучным декором.

IMG_3603

Этника, бохо, fusion – эстетика места не укладывается в одиночное определение, но равнодушным не оставляет. Есть тут и особые атмосферные изюминки – коллекционные браслеты-подарки для гостей, собственные ритуалы и игры. Есть даже собственный танец, исполняемый персоналом в особое заветное время. Его хореографическая структура – тоже своего рода микс восточных танцевальных культур. К слову, хореографические навыки, пластичность и дар импровизации – один из зачетных пунктов для персонала. Как подчеркнули руководители проекта на пресс-дебюте ресторана, состоявшемся  3 мая, эта идея самим официантам тоже очень симпатична. Мол, Большая Азия – это во всех смыслах эстетское приключение.

Игорь Смольников

Иллюстрации:  Михаил Докукин, rosinter.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!