1168 Просмотров |  2

ПЕСНЯ СТАЛЬНЫХ КОЛЁС

В топ-листе новогодней киноклассики трехмерный мультфильм Роберта Земекиса «Полярный экспресс» оказался буквально сразу же после выхода. Поезд как локация новогоднего сюжета – не дом, не чертог Деда Мороза, не лес с говорящими зверьками, а экспресс, летящий сквозь метельную синь – это было странно и непривычно. Сначала своей книжкой-сказкой удивил Крис Ван Оллсбург, потом – Земекис, перенесший её на экран.
Но чудо и не может быть привычным. Оно – всегда прорыв, всегда вспышка. Разумеется, отзывчивее всех были дети – они приняли новацию Роберта Земекиса сразу и безоговорочно. Потому что дети точно знают: поезд – это, в принципе, немножко чудо. Приключение. Трамвай – транспорт. Троллейбус – транспорт. Автобус – транспорт. А поезд – еще и чудо. Это ощущение все мы помним по собственному детству. И первая новогодняя история отечественных 1930-х – гайдаровская повесть «Чук и Гек» – тоже по большей части железнодорожная. С ароматом буранного воздуха и паровозного дымка. А игрушечный паровозик, кружащий по тоненьким рельсам под домашней ёлкой – ходовой атрибут множества новогодних открыток.
Словом, поезд в пыль разносит скучный термин «транспортное средство».

orient-express1
Он – чудо, он – приключение. И люди, между прочим, уже научились видеть его в этой чарующей роли. Круизный поезд – уверенный и счастливый соперник круизных лайнеров.
Первой ласточкой был «Восточный экспресс» – поезд, который сам себе смысл и сам себе легенда. Дальше – больше. Наша собеседница – Елена Мартюшова – путешественница, совершившая вояжи в двух таких знаменитых поездах.
— Предысторией наших железнодорожных приключений были путешествия на кораблях. Именно тогда мы поняли, что поездка – это не просто перемещение к месту отпуска, она сама может быть главным событием, главным удовольствием. Теплоход нашим людям в такой роли видеть привычнее, а поезд обычно воспринимается именно как утилитарный транспорт, как средство перемещения. Между тем, есть немало поездов, которым к лицу определение «круизный». Круизный поезд – это определение совсем не странно звучит применительно к «Ориент Экспресс», к «Магараджа Экспресс». В нашей коллекции впечатлений два таких круизных поезда – тот самый «Магараджа Экспресс», курсирующий между Дели и Мумбаем, и трансафриканский поезд «Гордость Африки». Именно «Гордость Африки» и стал для нас «пробой жанра». Впечатления от этого вояжа были столь обильные и яркие, что не потускнели за несколько лет. Они, скажем так, систематизировались – какие-то мелочи забылись, а что-то, напротив, отточилось до картинной выразительности.
Итак, «Гордость Африки». Сделан этот поезд в очень выразительном стиле викторианского техно. Такая старинная, с английским привкусом, элегантность. Много натурального дерева, полированной меди, цветного стекла. Такой поезд-отель, поезд-особняк. При этом во всем соблюден баланс ностальгического шарма и технологичного комфорта – вполне такой узнаваемый стим-панк, но с поправкой на двадцать первый век, без радикального уклона в «паровозную эру». Ощущения от этой среды, сразу скажу, незабываемые – ты чувствуешь себя литературным героем. И в том, чтобы выходить к ужину в вечернем платье, не видишь ничего странного или пафосного. Тут так положено, тут так логично. Такой уж этот поезд. «Магараджа Экспресс» атмосферно похож на африканского собрата. Но это сходство двоюродных братьев, а не близнецов. В дизайне «Магараджи» больше такой, подчеркнуто этнографической, восточности. Если «Гордость Африки» – викторианский особняк на рельсах, то «Магараджа» – как подвижная версия дворца какого-нибудь раджи. Всё очень узорчато, декоративно, чуть театрально. Драпировки из национальных тканей, ажурная резьба – все сделано и подобрано друг к другу так, чтоб пассажир ни на миг не забыл, что он именно в Индии. Особая «специя» – некоторая запущенность всей этой пряной красоты, такой флёр декаданса. Уж не знаю, наносит ли это флёр само время, или он намеренно поддерживается персоналом, но не заметить его нельзя. Впрочем, быт это не омрачает и воспринимается именно как нюанс, как кракелюр на картине. А вот «Гордости Африки» присуща этакая офицерская щеголеватость, лоск и блеск. Если сравнивать технику с людьми, то этот поезд точно был бы ухоженным британским джентльменом, бодрым отставным полковником, поселившимся в Африке ради любования природой.

3-6
Кстати, о любовании природой. Она действительно предстает за окнами поезда во всей красе. Поначалу это кажется ирреальным, буквально нарисованным. Слоны, бредущие по саванне, экзотические птицы в небе, жирафы, свившиеся шеями в порыве нежности. Да, именно так – словно в композиции фарфоровых статуэток. И теперь я знаю, что целующиеся жирафы – это не вымысел скульпторов Ломоносовской фарфоровой мануфактуры. Это реальный образ Африки.
К слову, имя поезда не просто гордое, а еще и очень логичное. Поезд, идущий из Кейптауна в Дар-эс-Сала́м, крупнейший город Танзании. Мы проехали Замбию, Зимбабве, Ботсвану. Если не всю Африку, то уж точно самую колоритную её часть. Самую африканскую, так сказать. Яркую, исконную, «оранжевую» такую Африку. Конечно, были в пути и участки, укладывающиеся во фразу «Теперь можно и почитать» – некие пустоши, «ноль-места». Однотипные ландшафты, вдоль которых едешь, словно на месте стоишь. Не так уж много, но были. Мелькали за окнами и поселения – городки, деревни, просто группки каких-то лачуг. Железная дорога в любой стране – это такой стержень накаливания, вокруг которого закипает жизнь. Африка – не исключение. Собирательное впечатление от обжитых мест – странный, фантасмагорический коктейль из нищеты и красоты живой природы. Красота столь тотальна, столь ошеломительна, что корявость и сиротливость человеческих обиталищ в ней, словно насекомое в янтаре, – не изъян, а составная деталь. Кстати, столь же философски тлен и прелесть сосуществуют в Индии. Меня, к примеру, совершенно ошеломил индийский текстиль. Не магазинный, не выставочный, а именно сари тех самых женщин, что мы видели мимоходом – в городах и поселках, которые миновал «Магараджа Экспресс». Эти женщины были как цветы во тьме – настолько удивительны и изысканны оттенки их одежд, их сочетания. Пожалуй, некоторых оттенков просто нет в предметном мире европейцев – глаз к ним в буквальном смысле не привык.

luxury-trains
Вблизи населенных пунктов поезд замедлял ход, и случалась недолгая, мимолетная «встреча миров». Была она вполне бесконфликтной. Для местных поезд – это предмет созерцательного интереса. Без зависти, без агрессии – ну, просто некая жизнь занятных «лунных» людей, которая с грохотом проносится мимо. Дети машут с пригорков ладошками. Как везде. Как мы сами махали в детстве. Исключением была лишь Замбия. Там мы себя почувствовали нежеланными гостями, предметом мистического страха и почти мистической ненависти. Предупреждения мы получили еще на подъезде к Замбии. Всем в корректно-деликатной форме рассказали, что Замбия – страна специфичная. С чёрным расизмом (да, бывает и такой – «обраточка» западному миру от чёрного континента), со страхом перед белыми, перед фото-видео-техникой. В пылкости этого страха довелось убедиться лично: человек замечает фотоаппарат и с яростными криками закрывает лицо или валится в грязь. Только бы ускользнуть от «дьявольского ока». Да и особого соблазна снимать, если честно, не было. Потому что рисковым действием в Замбии был даже простой взгляд в окно – ярко-черные, буквально угольные люди бомбардировали поезд камнями. Специально приходили к насыпи с запасом камней, чтобы пошвыряться. Потому при проходе Замбии нам было велено к окнам без крайней необходимости не подходить и вообще опустить на них кожаные шторки. От греха подальше, так сказать. На станциях Замбии мы тоже не выходили – поезд делал чисто технические остановки, никаких прогулок. В общем, довольно угрюмая страна Замбия. Но тем ярче на её фоне остальная Африка. В Ботсване была двухдневная пауза в путешествии, мы жили в лодже. Лодж – это специальный формат отеля – отель в заповеднике, комплекс бунгало. А в Танзании из окна видна настоящая дикая Африка, словно телеканал «Дискавери» снаружи включили.

bn-ci465_0410or_m_20140411113346
Ехали мы по Африке в люксовом вагоне. В каждом таком вагоне по два купе, которым, вообще-то, больше подходит название «номер». Ибо внутри там – все атрибуты отельного комфорта. Включая ванную комнату. Правда, удовольствие от ванны скорее статусное, нежели функциональное. Потому что пользование ей в поезде, скажем так, таит сюрпризы. Так, во время остановки на станции я набрала туда воды, а когда поезд тронулся, оказалось, что этот характерный, столь милый всем «тыдых-дыдых-тыдых-дыдых» – не просто уютный звуковой фон, но и конфузный физический феномен. Потому что практически вода, налитая в ванну, лихо «разтыдыхалась» по полу. Зато было весело. Номер в «Магараджа Экспресс» тоже был люксовым, но как-то попроще. Кстати, жесткой внутренней иерархии а ля «Титаник» ни в одном из этих круизных поездов не было. Персонал с равным почтением относился ко всем пассажирам, независимо от категории их купе. Конечно, у пассажиров люкс-купе были персональные стюарды, но круизный поезд – это как раз то сообщество, где респектабельная обстановка – понятие тотальное и коллективное. Были среди персонала и очень яркие личности. Например, в «Гордости Африки» нас обслуживала совершенно очаровательная девушка-африканка Эстер. Такая девушка-букет. Букет артистизма, обаяния и какой-то детской непосредственности. Она так стремилась всё сделать блестяще, что в этом азартном перфекционизме терялись некоторые мелочи. Например, забывала принести кофе. Не от лени и вальяжности, а, скорее, от её противоположности – от проворства. Эстер очаровательно извинялась, упархивала, как птичка, – «Ой, сейчас принесу» – в процессе этого порхания делала уйму любезностей и… снова забывала принести кофе. Но она была так мила и артистична, что эта забывчивость воспринималась как её фишка, прелестная изюминка. Эта девушка была нашей любимицей, настоящим талисманом круизного поезда.

c6dd9411799d4cf55d9c6259bacbc57983b1629a

Пищевой концепт в круизных поездах примерно такой же, как на океанских лайнерах – шведские столы плюс блюда по выбору. Блюда стильные, но генеральная кулинарная линия такая вполне общеевропейская, без большой экзотики. От пищевого любопытства на станциях нас тоже предостерегали. Помните такой отечественный станционный типаж – «бабушка с копчёной курицей» (а также с лососем, с воблой и т.п.)? В Африке и в Индии есть его условные аналоги. Не бабушки, конечно (наши бабушки неповторимы в принципе!), а персонажи более молодые и бойкие. Они ведут на станциях свой немудреный бизнес – продают проезжим всякую самобытную снедь. Наверное, кто-то покупает, раз продают. И организмы пассажиров местных поездов с этим предложением как-то справляются. Но у нас не было соблазна «попробовать Индию на вкус» (или Африку, соответственно). Потому что внутренний голос тихо, но твердо шептал, что это – гусарская рулетка. Мы предпочли концентрироваться на визуальных впечатлениях. А их и в Индии, и в Африке было множество. Впечатляли и обычные, линейные поезда, которые встречались нам по пути – на станциях или мелькали за окном.

x9jhfa254m9r

Индийский поезд – это, скажу я вам, зрелище для сильных духом. Это самобытность, разящая наотмашь. Остекления в них, как правило, нет – вместо стекол – горизонтальные решетки из сварных арматурных прутков. И пассажирами эти вагоны наполнены, как говорят, «в фарш». Люди свисают с подножек, с поручней, со всех мыслимых выступов вагона, громоздятся на крыше в пугающей близости от пантографа и проводов.
Сообщество пассажиров на круизных поездах интернационально – европейцы, американцы. Единственными русскими были мы с Сергеем. И тут же стали предметом всеобщего внимания. Причем, внимание это было достаточно деликатным и без предубеждения. Никаких нелепых вопросов в тематическом диапазоне «GULAG-medved-matroshka». Потому что собеседники Россию себе уже представляли – или посещали её, или готовились к поездке и читали о стране нормальную, непредвзятую информацию без развесистой клюквы. Многие были на Кругобайкальской железной дороге. Спрашивали у нас мнение о ней. И очень удивлялись тому, что мы по этой дороге не ездили. Мол, как это так, вы же россияне. Байкал и Россия – это у них была такая прочная ассоциативная связка. Кстати, а ведь Кругобайкальский поезд – это и есть в потенциале наш российский «Магараджа Экспресс», наш отечественный круизный поезд. Добавить лоска и стильности – и получится отличный туристический супер-бренд, поезд в чудо.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!