393 Просмотров |  Нравится

Счастье – дело штучное

Женское счастье – дар свыше, житейская лотерея, разделяющая всех на «принцесс» и «пастушек», или объект творчества? Стоит ли создавать счастье по чужому образцу и насколько оно вообще поддается проектированию? Об этом – в большой авторской колонке Надежды Асановой, одной из основательниц школы женского здоровья «Я здорова».

 

Каждая женщина – это центр небольшой солнечной системы по имени «семья». Здоровая, счастливая женщина – счастливая семья. Мы, по сути, поддерживаем сияние этого солнца – женское счастье и женское здоровье. Не даром же на открытках эти понятия стоят рядом – «желаем счастья и здоровья». Они – часть и продолжение друг друга, как лента Мёбиуса. И мы учим по этой магической ленте идти. Учим быть счастливой и здоровой. Но учим не по-школьному. У многих понятие «учеба» – это пространство стресса. То есть это состязание, это иерархическая пирамида отличников и двоечников, это погоня за пятеркой и страх перед двойкой. Это страх не понравиться, не вписаться в оценочные стандарты. Такая роль ученика – это путь в плен стереотипов, на поле социальных клише. Жить в чужих конструкциях успеха довольно неудобно. Счастье по чужому шаблону – как чужая обувь: со стороны, возможно, красиво, но в нюансах – дискомфортно. Потому мы не учим образцам счастья, не учим по принципу «надо так, ещё вот так и вон как». Так как нужно сначала выяснить, каково индивидуальное счастье конкретной женщины. Впрочем, и в самопознании нужны «стоп-сигналы». Когда женщина начинает очень много знать и мало чувствовать, когда начинает воспринимать себя исключительно исчислимыми параметрами, начинаются катаклизмы на социальном уровне.

 

Наше понимание самопознания – это навык слушать свои чувства, навык осознанной чувственности. То есть это возвращение женщине бесстрашия перед своими чувствами.

 

Не надо бояться самоанализа. На психотренингах часто прививают страх перед подсознанием – учат воспринимать его как некую бездонную яму, куда спуститься – подвиг. А я убеждена, что подсознание – не темная бездна, а довольно красивый и светлый сад. Ну да, на некоторых его аллеях есть завалы, есть уголки с буреломом. Но в целом там светло и ярко. Красивый яблоневый сад. Никакая не бездна!     

 

У нас нет дихотомии «тело/дух». Потому что когда на духе концентрируешься избыточно, это уводит в эзотерику, в ненаучные сферы.

За 12 лет существования школы «Я здорова» нами наработаны разные форматы обучения – и очные (многим важно видеть наставника, иметь контакт глаза в глаза), и онлайновые. Онлайн – это в том числе и возможность обучения инкогнито. Для многих женщин это важно – им трудно говорить о своих проблемах под реальным именем (особенно если за спиной – багаж блестящих карьерных достижений и социальный статус). В общем, «эффект паранджи» многим нужен, и мы этому не противимся. Потому что лучше анонимно разобрать проблему «от и до», чем напоказ изображать благополучие под эффектным личным брендом.

 

Начинали мы работу собственно с тела – с гимнастики для интимных мышц. Но довольно скоро уперлись в барьер решаемости: в то, что физическая проработка не устраняет всех проблем. В то, что женское счастье – это не одна лишь «телесная технология». И решили включить в работу психологию. Любая болезнь имеет психосоматический аспект. А сейчас подключили и нутрициологию – науку о питании. В общем, женское здоровье – это сумма позитивных факторов – здорового питания, хорошего мускульного тонуса, хорошего метаболического тонуса, здоровой психофизики.

 

И яркий оргазм, тот, про который поэты пишут и в рок-балладах поют, – это, по большому счету, подарок благодарного организма за заботу о себе.

 

Организм ведь не злая стерва, организм – система отзывчивая. Да, отзывчивость его бывает разной – и злопамятной (если обидели), и восторженной. Мы, по большому счету, находим и изживаем обиды организма и приучаем его жить в радости.

 

А еще мы приучаем к одухотворенному восприятию своего тела. Чтобы женщины не воспринимали его как машину, которая управляется кнопками. У многих представителей поколения Z, чья жизнь фактически вся прошла в компании гаджетов (начиная с радионянь в коляске и тамагочи в детском саду), именно такое восприятие тела – оно для них как гаджет с сенсорной панелью. Мол, я найду нужный режим, нужную кнопку, и будет круто. А если «не круто», значит, что-то поломалось! Помогите, почините! Так вот, мы от такого оголтелого механицизма мягко отучаем. Учим слушать организм, учим быть в родстве с ним.

 

Я на поколении Z не случайно остановилась. Мы сейчас начинаем с подростков. Женское здоровье – это диахрония. То есть система, у которой есть не только «сегодня», но и «вчера». Причем, это самое «вчера» – не за горизонтом. Оно может проступить, как старая краска сквозь слой эмали, – вторгнуться и в твое «завтра», и в твое «послезавтра». Вот что такое диахрония. Потом, когда проблема не проработана на этапе взросления, формирования организма, во взрослой жизни она превращается в настоящую мину.

Нужно проговаривать этапы взросления. Сейчас, конечно, стало полегче – подросткам проще найти информацию. А те, кому сейчас 35-45, взрослея, брели через темный лес собственных страхов и неведения. Я такие дикие истории слышала от женщин бальзаковского возраста – буквально как в «Кэрри» Стивена Кинга. Про то, как девочки принимали свои первые месячные за признак скорого умирания.

И некоторые мозговые демоны у того поколения до сих пор при себе. Например, убежденность в том, что критические дни обязательно должны быть мучительными, суперболезненными. Мол, если ты правильная женщина, ты в «эти дни» должна пластом лежать. И тебе должно быть так плохо, будто тебя танк сбил. Мол, месячные – это ужас, мрак и мучение. Причем ужас и мрак, которым надобно гордиться. Наслушавшись такого, порой просто руками разводишь. Хотя руками-то я как раз и не развожу, а сразу начинаю действовать – проговаривать с женщиной все эти фобии, блоки, заблуждения.

 

Проговаривать нужно все и вся, вплоть до детских заблуждений и страхов – тех самых «темных углов с чудовищами». Я ведь психолог, и я это умею. Причем без стереотипных атрибутов «халат, очки, кушетка». Все это клише из голливудского кино. Чтоб на столе стоял фарфоровый бюстик с расчерченными зонами мозга и портрет Фрейда на стене висел. Так вот, у меня всей это мишуры нет в принципе. Моя работа больше похожа на обычную женскую беседу. Таковой она по сути и является. Это же не разборка поломавшейся стиральной машины по схеме из техпаспорта, это – путешествие во внутренний мир другого человека. Каждый человек со своим личным миром – это как те парящие острова из «Аватара». Одно «я» – один летающий остров. И чтобы понять другого человека, нужно иметь смелость на этот остров перепрыгнуть. Не глядеть со своего острова, а отважиться ступить туда, на другое пространство – с другими ценностями, с другой палитрой эмоций. Причем, перепрыгивая на парящий остров чужого «я», важно его не опрокинуть неуклюжим десантированием. Путешественник по летающим островам должен иметь особые навыки – систему понимания, систему личностного контакта. Тогда свое десантирование на очередной летающий остров ты совершишь корректно, не разрушишь сформированную там экосистему, плодотворно поработаешь на улучшение. И будешь в итоге помощником, спасителем, оптимизатором. А не силами вторжения.

Мы активно работаем с женщинами после родов. Глянцевая пресса сейчас очень активно прорабатывает образ «модной мамочки». Но как любая мода, модное материнство – это тоже обобщение, абстракция. И многое в этой теме – условность. Натолкнувшись на это, живая, конкретная женщина впадает в панику: «У меня не так, как в журнале! У меня не по писаному! Все со мной не так!».

 

Это сверхожидание разрушает психику женщины. И я как мама четверых детей знаю перечень всех этих фобий и маний, знаю, что в медиапотоке нужно делить на два, что – на три.

 

Например, в первые три месяца после родов пресс качать категорически нельзя. За советы на эту тему я бы «глянцевым» блогерам больно-больно давала по рукам. Это откровенно дурацкий совет, игнорирующий биомеханику. Другая мания – культ слингов. Которые, к тому же, большинство не умеет правильно носить. В результате ребенок в неправильном положении, мать – с неправильной нагрузкой на костно-мышечную систему. Ко мне «слингоносицы» относятся не по-доброму, но есть объективные нормы – интересы организма, которые выше моды, выше экобума, выше этники. Подиум и журнальный look – это иллюзорные реальности, которые нельзя наобум переносить на свою жизнь. Гламур – это не суть жизни. Гламур – это не ядро. Это абажур. А внутри должен быть свет. Живой, теплый свет.

 

Сейчас появилось множество коммерческо-медицинских предложений, обещающих решить любую деликатную женскую проблему «прямо сейчас, не отходя от кассы» – быстрой процедурой, инъекцией. Например, инъекционная борьба с женским недержанием или подкачка точки G. Подкололи гиалуроновую кислоту, и вот он, результат – недержания нет. Но решена ли проблема?

На самом деле, это точечная атака на симптом проблемы, а не ее причину. Это может быть дополнительным методом, но не основным. Всегда нужно работать комплексно, многопланово, и в первую очередь с первопричиной. Восстановить физиологическое положение органов и здоровый тонус тканей и мышц.
В этом смысле Интернет – довольно коварный источник лайфхаков. В этой среде плавают любые идеи – вплоть до самых завиральных. Фильтруется и банится там только самая откровенная ерунда, а мракобесие респектабельное, упакованное в красивые формулировки, там спокойно приживается и плавает этакими цветами лотоса – такое соблазнительное, такое яркое, такое понятное. Человек с некритичным мировосприятием с удовольствием нахватает целый букет этих волшебных цветов. Например, молодому поколению таким манером ввинтили в мозг тотальный культ кесарева сечения и эпидуральной анестезии. Мол, рожать «по-обычному» – это страшно, больно, а главное, немодно. Вот кесарево – самое то. Это, к слову, даже игрушечная индустрия поддерживает лет двадцать. Помните беременную Барби: она же тоже «кесарится» – снимается выпуклый пластмассовый живот, извлекается младенец, обратно ставится плоская пластина. А потом такая игровая фиксация превращается во взрослое мироощущение. Тем более с нынешним курсом на инфантильность, на долгое детство это происходит само собой, естественно.

 

Онлайн-форматы и онлайн-подача – это для нас не цифровая витрина, а тоже функциональная среда. Это настоящая работа. Виртуальность дает привкус несерьезности, но для реальных достижений к сетевому продвижению нужно относиться всерьез. Инстаграм – среда с очень жестким ритмом, практически круглосуточным. Хочешь чего-то добиться через Инстаграм – будь готов работать. Инстаграм – это не просто визуальный формат, это еще и эмоциональный формат – среда трансляции эмоций. Так мы его видим. И потому «продукт вещания» формируем тщательно – чтобы женщина узнавала себя, чтобы видела векторы своей новой судьбы, жизненных перемен. И у нас нет «покупных» подписчиков, это не безликие цифры, за каждой – женщина, личность, судьба, которую мы помогли изменить к лучшему. И у нас нет никаких императивов, никакого призывного «Эй, подпишись!», для нас каждый новый подписчик не рекрут, которого мы уболтали, а собеседник, который нас понял и принял наши ценности.

Словом, мы не поучаем, не пропагандируем, мы просто даем информацию к размышлению – полезную, небанальную и обсуждаемую. То есть это не истины с высокой кафедры, это идеи, которые можно обсуждать в живом диалоге. Мы потому и открыты настолько – абсолютно, во всем, для любой собеседницы. И да, я помню библейскую пословицу про врача, которому самому нужно быть здоровым. В нашем деле мы ее тоже уважаем. Мы учим женскому счастью, сами будучи счастливыми. Но не по образцу себя, а по уникальным чертежам вашего «я». Настоящее счастье – дело штучное!

 

@ya_zdorova

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМО ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ

Понравилось? Поделитесь с друзьями!