393 Просмотров |  Нравится

Собака-удивляка, винтажный вариант

Корни сетевого тренда «мимими» глубже, чем кажется издали. И там, на глубине, ещё немало прочих диковин.   

Видео-ролики с участием котиков и собак – продукт, столь популярный в интернете, что это даже в уже пиктограммах отражают. Например, нарисован стилизованный экран, а в нем – абрис кошачьей мордочки. И всем понятно, что речь о всемирной сети. Но недаром же говорят, что ничто не ново под луной. Котики и пёсики были сверхликвидным товаром задолго до цифровой эпохи, на заре медиа-индустрии.

Викторианская Англия по уровню одержимости этой темой нынешнему глобальному миру ничуть не уступает.

Сообщество художников, рисовавших умильных и смешных домашних животных там было огромно.  Картины с песиками и котиками творили и бойкие ремесленники, скорые на кривую руку художники-мазилы, и виртуозы, осененные почестями и членским статусом Королевской Академии искусств.

Понятное дело, что у ремесленников живность получалась видом не ахти. Особенно страдало художественное качество котиков – для их дешевых версий было типично выражение «я видел некоторое дерьмо» и самые досадные анатомические нелепости. Собаки получались в среднем получше.

02159320feb1

Была и художественная специализация, и коллегиальное соревнование между художниками-«собачниками» и художниками-«кошатниками».

7a9f3c8a4588 (1)

Например, Гораций Генри Каулдри (Horatio Henry Couldery)  славился мастерством в изображении кошек и котят, а Уильям Гамильтон Труд (William Hamilton Trood) был знаменит по части собак.

458_1

Впрочем, он и кошек рисовал. Правда, в специфическом контексте.

women_rights_a_meeting1

Например, на одной из его картин кошки изображают делегацию взвинченных суфражисток. Разумеется, будучи эталонным до заскорузлости британским джентльменом, Труд терпеть не мог крамольных идей о дамском равноправии. И был привычен к раскладу «песики для мальчиков, котики для девочек». Который и воспроизвел в сей сатирической картине. К слову, кошки у Труда получались заметно хуже собак.

Трудно было Труду с кошками. Труд явно «не мог в котэ». Котэ были фишкой Горация Каулдри.   Впрочем, и тот, и другой были обласканы вниманием викторианских искусствоведов и прессы. Да, это сейчас пёсики и котики проходят по графе «контент для настенных календарей». А викторианская Англия была просто испепеляющее сентиментальна. Мимишную живопись британское академическое сообщество принимало абсолютно всерьёз, полотна с сюжетами из жизни щенков и котят на авторитетных сезонных вернисажах висели рядышком с высокопарными аллегорическими сюжетами и портретами членов королевской семьи. По этой части английская арт-среда была воистину уникальна. У соседей-французов подобный жанр числился коммерческим салонным искусства без всяких претензий на академические лавры. Просто в Неспящей Империи середины 1800-х законодателем вкусов и потребностей во всех сферах жизни была королева Виктория. Сначала – юная любимица подданных, законодательница мод, потом, после трагической потери мужа Альберта – облаченная в элегантный траур мать нации. Потом – бабушка нации.  Было в этом нечто инфантильное, коллективно детское. Мол, мама лучше знает. Так вот, Виктория очень любила зверюшек – и котиков, и пёсиков. Очень-очень. И живопись с их изображением проходила у неё на ура. В личной арт-коллекции Виктории были и Каулдри, и Труд, и еще много других мимимишных анималистов. А Труда было больше всех.

Одна из картин Уильяма Гамильтона Труда примечательна ещё и своим удивительным реквизитом.

1487072790124786562

1487072791118280067

Речь о диптихе «Удивительный результат». Да, это диптих. Вполне монументальный и тщательно прописанный. Но с эмоцией ютубовского ролика. Такой викторианский прото-ютубик с собакой-оборжакой. Даже не теплый и ламповый, а теплый  и керосиновый. Странный сосуд, который терзает неосмотрительный пёсик, достоин особого внимания. Его этикетка, наполовину прикрытая собачьей лапой, содержит нечто очень уж знакомое.

1487079983193660577

Да, это «Schweppes». Тот самый «Швеппс», что можно увидеть на полке любого продуктового магазина и любого ларька. Между прочим, одна из старейших газировок в мировой фуд-индустрии: первые лимонады Якоб Швепп начал производить в швейцарской Женеве аж в 1783 году. А совершенно безумная на современный взгляд форма бутылки обусловлена очень уж утонченной  викторианской эстетикой. Форма доходчиво намекает, что это именно лимонад. Из лимона. Мол, не перепутай.

В XIX-м веке именно эта форма, как ни странно, стала массовой для тары лимонадов. А после и для минеральных вод.  Одни напоминали лимон, другие — водную каплю.  Такая форма бутылки именовалась торпедой. Но были и похожие на бомбочки (до мировых войн было еще далеко, потому никаких неприятных ассоциаций форма не вызывала). А проблема вопиющей  неустойчивости этой тары решалась, оказывается, просто: для бутылочек-торпед выпускались специальные держатели, позволяющие поставить их на плоскость стола или полки как любую «нормальную» бутылку.

1487079984248634174

Эти подставки даже были особым дизайнерским жанром образцы их были многолики и по формам, и по материалам. Керамические, фарфоровые, деревянные, из обычных металлов и из металлов драгоценных. Подставки, имитирующие раскрытый гиацинт или гладиолус, и утилитарно-абстрактные. Сейчас назначение этих предметов даже не каждый антиквар распознает – нужна глубокая вовлеченность в тонкости викторианского быта. А вот собаки-удивляки и котэ ненаглядные всё так же рулят…

Игорь Смольников

Иллюстрации: avictorian.com, art.com, beachpackagingdesign.com

Понравилось? Поделитесь с друзьями!