504 Просмотров |  Нравится

В зеленом дворце

Лес и город состоят меж собой в весьма запутанных отношения. Как только человек почувствовал себя человеком, как только соорудил из бревен, глины и ветвей свое первое коллективное поселение, он ощутил на себе пристальный зеленый взгляд Леса.

Взгляд, в котором было поровну осмысленной родительской нежности и плотоядного любопытства. Великий, глобальный Лес доисторической древности был и колыбелью, и житницей, и неумолимым божеством, чей гнев и милость равно туманны, недоступны разумению.

Лес и город всегда гляделись друг в друга, как в магическое зеркало, узнавая в чертах визави опрокинутую противоположность собственных примет. Сосновый бор нам напоминает то античные колоннады, то готический собор. Кстати, сама капитель – это ведь не что иное, как напоминание о древесной кроне – изящное, но уже смутное от собственной стилизованной узорчатости.8

Эта память о жизни на опушке, о жизни у кромки леса плотно застелена культурными слоями. И порой прорывается сквозь них остро-яркой вспышкой младенческого воспоминания – взгляд с зеленым огнем внутри вспыхивает в толщах памяти, наполняя душу смутным, словно в детстве, томлением…

Помните, как мы грезили лесом в детстве? Ну, мы же знали, что сказки водятся именно там! Там чудеса, там леший бродит – ну и всё такое… Даже пресловутый серенький волчок из колыбельной – тот самый, который придёт и ухватит, – даже он не казался таким уж грозным.

Ну, он же не Серый волк, он же серенький волчок. Наверное, он небольшой такой, округлый, пушистый. Да такой-то и ухватит небольно – так, ради щекотки разве что! И мы по мере сил саботировали колыбельную, тайком надеясь увидеть этого самого волчка. А вдруг он даст себя погладить? А вдруг он вообще милый?..коридор1

В щедром детском кастинге мы готовы были отдать роль Берендеева царства любому городскому парку и даже большому скверу. Было дело, даже пускались в его глубины, дабы найти там избушку на курьих ножках. Да, поисковая экспедиция обычно досрочно прерывалась мамой или бабушкой, а на роль найденной избушки с огромной натугой претендовала заросшая кустами трансформаторная будка. А лешим претворялся какой-нибудь погрязший в сирени и черемухе гипсовый спортсмен – как правило, анатомически некомплектный и потому вполне себе годный на роль лесного чудища.

И даже разоблачение этих декораций не омрачало чуда – мы точно знали, что волшебный лес (настоящий, а не из рук треста «Горзеленхоз») где-то рядом. И что мы его обязательно увидим.

Жителям большинства сибирских городов повезло – живая красота леса у них, в буквальном смысле, под рукой. Лесные пояса наших городов – наши ближние предместья. Это вам не унылая, квадратно-гнездовая, одинаково-асфальтовая североамериканская субурбия. Наш лес – вот он, рядом! И квартира или дом с видом на него – одна из самых вкусных грез взрослой жизни. Впрочем, взрослея, мы начинаем относиться к сибирскому лесу уже не только как к обители чудес, как к локации своих детских фантазий, а еще и как к зоне смутной тревоги, потаенной опасности. Имя этой фобии – клещ. Пожалуй, в титуле главного лесного страшилища для горожанина-сибиряка клещ превзойдет и медведя, и волка. Отдаленность медведей от нашей повседневности многократно осмеяна в шутках про американские стереотипы, да и атака волка для нас – нечто отвлеченное. Что-то из Пришвина и Джека Лондона, литературное. Другое дело – клещ. DSC_5455

Во-первых, великие певцы дикой природы нас об энцефалитных клещах не предупреждали. У Пришвина, Бианки, Лондона и Сетон-Томпсона об этой живности ни слова. Дикие звери в виде потенциального противника нами осмыслены хотя бы в фантазиях. А клещ – страх какой-то непоэтический. И оттого еще более отталкивающий. Во-вторых, клещу посвящено множество слухов, домыслов и «народных мудростей», которые при ближайшем рассмотрении никакие не мудрости, а совсем наоборот. То, что обрисовано пугливым пунктиром, – то еще страшнее. Так всегда бывает.

К слову, о рисовании. Именно художникам-плакатистам полагается одна из антимедалек за мифологизацию клеща. На плакатах «Берегись клеща!», тиражно печатавшихся на жестяных листах еще с 1970-х клещ, по причудливому замыслу художника, сидел на ветвях березы. Почему-то все художники как один селили клещей на березах. Причем в пропорции к фоновым березовым листочкам клещ был размером со среднюю белку. Панический, безусловный ужас перед лесом такой плакатный шедевр программировал на раз-два. Между тем клещи – верхолазы так себе. На березах они не бывают. Клещи способны подняться лишь на полтора метра над землей. А вот по одежде как раз карабкаться способны неутомимо. Поэтому правило осматривать друг друга каждые пятнадцать-двадцать минут лесной прогулки – совсем не пустая выдумка. Да, и на белую одежду они тоже не бросаются с наибольшим аппетитом. Цвет одежды для клещей не важен: они, между прочим, почти слепы и познают мир лишь по воздушным колебаниям, запахам и тепловому излучению. Так что клещам милы не прикрытые одеждой локти и колени, а какого цвета одежда их не прикрыла, клещам не важно. Они вообще довольно незатейливые создания. Даже не насекомые. А членистоногие. Бедные родственники пауков и скорпионов.DSC_5555

Смазывание впившегося клеща растительным маслом – самая ненавистная для медиков «народная мудрость». Потому что риск заражения увеличивает. Клеща, хлебнувшего растительного масла, тошнит (да, этих примитивных существ тоже тошнит), и свою слюну и желудочный сок он исторгает в кровь, в место укуса. Так что, прежде чем отцепиться под действием масла, клещ на прощание в ранку плюнет. Потому его надо не «умасливать», а вывинчивать. Более того, сейчас в магазинах туристского инвентаря даже появились специальные пинцеты для аккуратного снимания клещей. Форма их специально рассчитана так, чтобы извлечь клеща сразу и целиком, не оставив в коже его челюсти или голову.

Ну а потом с клещом – к врачу. Звучит, конечно, комично, в духе пародии на песню «Любэ»: «Мы идем с клещом по полю вдвоем, мы вдвоем с клещом в больницу идем». Но ничего смешного – клеща будут проверять на наличие энцефалита. И уж от результатов этой проверки зависит, будут ли вам срочно колоть иммуноглобулин или просто отпустят домой с пожеланием быть осторожнее.

Скажем сразу, энцефалитом инфицирован отнюдь не каждый клещ, а в среднем один из трех. Так что может всё и без укола обойтись. Впрочем, любая инъекции – сущий пустяк в сравнении с энцефалитом и его последствиями. А оптимальная защита – годовая прививка от клещевого энцефалита, сделанная в преддверии весеннего сезона – в феврале-марте.

Энцефалитных клещей часто подают как мрачный компонент сибирского колорита, но это весьма несправедливо по отношению к нашим краям. Клещи – не сибирские эндемики, они есть почти по всей России. Например, в Центральном федеральном округе в зону энцефалитной опасности входит север Московской области, Тверская область, Вологодская область. Самый центр, центральнее не бывает. Словом, мы, сибиряки, не в такой уж плохой компании. А леса наши, пожалуй, красивее центрально-российских, живописнее. И клещи нам этого счастья точно не испортят!

  • Энцефалит – лишь одна из болезней, распространяемых клещами. Клещи также разносят боррелиоз (болезнь Лайма), гранулоцитарный анаплазмоз, моноцитарный эрлихиоз и многие другие инфекции.
  • Да, эти заболевания чуть «в тени» энцефалита, но столь же грозные по спектру последствий. Сфера их атаки – кровеносная система, костный мозг, сердце, центральная нервная система, печень, иммунная система, суставы, костная ткань и кожа. Для организма каждая из этих болезней – как выстрел картечью, ибо поражение обширно, а лечение трудоемко и долгосрочно.
  • Поэтому главным действием в борьбе с этими болезнями считается раннее выявление. Так что самая эффективная схема действий при обнаружении клеща – быстрое обращение в медицинское учреждение, занимающееся проблемой комплексно.

 Таков, например, подход центра медицинского обслуживания «Медпрактика». Центр этот имеет пять отделений в Новосибирске и Бердске, в сезон активности клещей работает круглосуточно.

Снятых клещей тут исследуют практически на все инфекции, делают взрослым и детям анализ крови на клещевые инфекции и оказывают комплексную и своевременную помощь – сразу же, в день обращения.

Наличие у пациента страхового полиса «Антиклещ» – хорошее подспорье, но и отсутствие его – не проблема, поскольку центр «Медпрактика» сотрудничает с крупными и авторитетными страховыми компаниями, а также принимает и без полисов.

Лицензия № ЛО-54- 01-003601 от 12. 11. 2015 года выдана Министерством здравоохранения Новосибирской области

Понравилось? Поделитесь с друзьями!