У женской красоты нашей эпохи – две родины, две материнских культуры, спорящих меж собой. Связанных такой странной дружбой-ревностью – фирменной женской эмоцией, причудливой как гобелен. Франция и Англия, лилия и роза.

Они глядят друг на друга через пролив, всматриваясь в черты друг друга – гордясь обнаруженными различиями, ревниво вдумываясь в степень сходства.
Красота лилии прохладная, выверенная, геометрическая. Обаяние розы – упругий водоворот лепестков – волнистых, с прихотливыми заломами по краям. И оттого еще более трепетных. Лилия – строгая аристократка, вечно помнящая о своем титуле, о сходстве с клинком и свечным пламенем. Роза – заколдованная принцесса, не знающая о своей высокой сущности, счастливая в своем простодушии. Белое пламя лилии трогает душу прохладной истомой, мягкий огонь розы навевает нежность безыскусную и радостную. Легкую, как запах клеверных полей, как касание мотылькового крыла о щёку.
Королевский стаж лилии больше: пять веков без перерыва она диктовала всей Европе каноны красоты и прихоти моды. Бледные и высоколобые красавицы готических времен, узорчатые, как бабочки, дамы Фонтенбло, фарфорово-хрупкие модницы Рококо – всё это долгое царствование Лилии. Про Розу в ту пору и не вспоминали почти. Да и что есть роза? Ну, сестрица шиповника…
Впрочем, Роза в своем островном уединении вовсе не грустила. Слушала баллады Вордсворта и Саути, гляделась в холодные лазоревые озёра Камбрии. Ветра озерного края теребили её алые лепестки, обращая их в огненные девичьи локоны. Красоту девы-розы первыми узрели поэты. А потом перо обратилось в кисть. И на полотна Джона Милле и Холмана Ханта, Данте Габриэля Росетти и Томаса Вулнера вышли удивительные создания. Девушки с октябрьской зарей в волосах, с морским бризом в складках платьев. Дочери океана и солнца. Английские розы. Английская роза – эта словесная пара стала нарицательным обозначением чудесного женского типажа – рыжеволосой красавицы с нежно-фарфоровой кожей, будто подсвеченной изнутри светом души. Франкоцентричная мода тогда ощутила ошеломляющий удар. Заахала и судорожно замахала веером. Мол, как это? Откуда это?
К счастью, война красоты – это не война оружия. Тут не бывает кровопролитной и жертвенной бескомпромиссности. Так и Лилия в итоге свыклась с восхождением Розы, приняла её равноправие. Так они теперь и светят миру вместе – разные обличья единой красоты.

Текст: Игорь Смольников

Photographer: @chetoduback.photo
Model @listkovadaria
Designer @berezovskaya_anna
Make up and hair @reginakonon_

 

 

 

 

 

 

 

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Оставьте комментарий

Your email address will not be published.