805 Просмотров |  2

Вся такая английская!

ИГОРЬ СМОЛЬНИКОВ: По влиянию на коллективное английское «я» эти дамы вполне сравнимы меж собой. Елизавета – абсолютизированный идеал английской бабушки, Вивьен – сочинитель и кодификатор современной британской женственности.

В этой роли есть свой задорный парадокс, ибо в мир моды Вивьен Вествуд явилась отнюдь не аристократкой, а хулиганкой-оторвой.

К панк-культуре она приобщилась не в силу снобской пресыщенности, а по объективным обстоятельствам. Детство Вивьен Изабель Суайр пришлось на послевоенные годы, которые в Англии были не намного радостнее, чем в СССР 40-х (на карточной системе Неспящая Империя жила аж до 1950-х). Семья Суайр была почти по-диккенсовски бедна. И бытовые заготовки панк-эстетики юную Вивьен окружали, так сказать, живьем, «а натюрэль». В виде рваной одежды и изначально сломанных игрушек. Не Вивьен их ломала – платьица в заплатках, куклы-ампутанты и медведи со следами харакири доставались ей в виде даров от Армии спасения. А первым ремеслом Вивьен Суайр было учительство. Английская школа 1960-х была равно мучительна как для детей, так и для юных учителей с инициативой. Зубрежка, палочная дисциплина, бесполая пуританская этика, уродливая униформа детей и не менее уродливый учительский дресс-код – под этими парниковыми завалами в оболочке тихой юной «училки» зрела бунтарка. Зрела, зрела и вызрела. От первого брака, отчаянного, скоротечного, почти подросткового, затеянного как попытка вырваться из нищеты Вивьен досталась фамилия Вествуд. «Грех разбрасываться красивыми фамилиями», — решила разумная барышня. И не ошиблась. Фамилия вскоре пригодилась. Вивьен Вествуд познакомилась с Малькольмом Маклареном – менеджером и концепт-мейкером группы Sex Pistols.

Да не обманет вас чинное слово «менеджер». Малькольм был таким же анфан-териблем, бунтарем и анархистом. И творение его, Sex Pistols, было в ту пору пугалом для примерных деток. И объектом вожделения для деток непримерных. Сценическим образом Sex Pistols были обязаны Вивьен – именно она разработала в 1976-м их культовые костюмы. Тогда же Вивьен и Малькольм запустили свой первый бутик с хлестким названием «Sex». Ничего подобного Лондон прежде не видел. Стены магазина были увешены порно-постерами, вместо манекенов использовались «резиновые зины» из секс-шопа, а покупательский аншлаг обеспечивали панки, геи, проститутки и городские сумасшедшие разной степени безумия.

Лондон содрогнулся, конечно. Но в английском «я» вшита потаенная влюбленность в абсурд, чудачество и сумасшествие. Потому магазин не пустовал никогда. В итоге бывшая училка превратилась в настоящую королеву панк-эстетики. К слову, далось ей это органично. Молодая Вивьен Вествуд была обладательницей культового для всей британской цивилизации типажа – белокожая рыжеволосая дева. Образ, обожаемый коллективным английским эго со времен Елизаветы Первой, «рыжей Бетти», потом подхваченный и воспетый художниками-прирафаэлитами. В общем, английская роза. С шипами, разумеется.

Шипы всех видов (стальные, серебряные, пластиковые, резиновые) долго были любимой фурнитурой Вивьен Вествуд. Как и зубастые, нарочито хищные застежки-молнии, вшитые в самые провокационные места одежды. Или резина – тоже весьма двусмысленный для одежды материал, «помеченный» популярностью у геев-экстремалов и любителей садо-мазо.

В общем, крутенький такой замес. Тем удивительнее зрелые плоды этой fashion-империи, явленные миру в 90-х и 2000-х. Эксперименты с кожей, металлом и полимерами становились все более изощренными и стали ассоциироваться не узким мирком экстремальной моды, а с чистым искусством. Искусством без сексуальных или идеологических маркировок. Героиня зрелой Вивьен Вествуд – это не маргиналка, не девочка-скандал, а успешная горожанка со склонностью к творчеству, здоровому эпатажу и самоиронией. Не пацанка, а вполне гендерно конкретная особа. С чудовинкой, да. Ну, так английская женственность и должна быть с причудой.

Сейчас в палитре Вивьен Вествуд появился твид, шотландка разных оттенков – типично английские, буквально хрестоматийные материалы. К слову, Вивьен Вествуд – сторонница независимости Шотландии, так что разноцветная клетка в её творениях – еще и политический манифест. Но не громкий. Сформулированный по принципу «Чтоб красиво». Да, осмысленно. Но прежде всего – красиво. А еще Вивьен Вествуд – член партии консерваторов. Консерваторов, Карл!

В общем, получилось все в стиле того самого афоризма про консерваторов, вырастающих из бунтарей. Это в принципе очень-очень английский сюжет…

Понравилось? Поделитесь с друзьями!