Май – главный месяц в модном календаре США: именно в эту пору в Нью-Йорке устраивает свой бал Американский Институт Костюма. Не будет преувеличением сказать, что вся часть года «до» — это подготовка к балу, а вся часть года «после» — долгое послевкусие, осмысление впечатлений, чествование блеснувших и упоенное осмеяние осрамившихся.

В современном мире балом часто велеречиво именуют обычную вечеринку с танцами и буфетом (память каждому из нас услужливо подсунет соответствующие афиши на фасадах домов культуры). Но бал Института Костюма – событие, максимально близкое к той трактовке какую слову «бал» дают исторические мелодрамы и диснеевские мультфильмы о принцессах. То есть, мир бескомпромиссной роскоши и такой же «оторванной» фантазии. Причем, торжествующими «золушками» бала по его итогам становятся не только светские красавицы, но и те, кто им эту красоту обеспечил. Например, прошлогодний бал открыл путь в большую моду китайскому дизайнеру Го Пей. Он, как говорится, дважды молодец: и платье выглядело ослепительно смелым (рискованный желтый цвет и огромный шлейф), и носительница для платья подходящая – Рианна. Как говорится, сшить платье для того, кто у всех на устах – уже половина успеха. И, напротив, предложить слишком смелые идеи тому, кто уже «едет с ярмарки» – довольно уверенный путь к номинации «лузер года». Например, на нынешнем балу огребла иронии Мадонна: её черное платье с «выпиленным» лифом, зарешеченным грубоватым черным кружевом, тотчас же стало объектом шуток, натурой «фотожаб» и основой ироничных мемов. Впрочем, Мадонна с юности к обструкции привычная – ей всё как божья роса. Мол, говорите что угодно, только имя не путайте.

Бал этот традиционно проходит в музее искусств Metropolitan. В музейной иерархии Нью-Йорка это тоже самое что у нас Эрмитаж. Но со спецификой: в Metropolitan весьма изобильно представлено современное искусство и то, что принято именовать товарным дизайном – мебель, посуда, одежда. В общем, житейские атрибуты к которым приложились музы в прошлом, позапрошлом и нынешних веках. В ночь бала залы музея покидают манекены в костюмах-экспонатах, их сменяют танцующие пары, музейная статичность вытесняется праздничным ажиотажем. Засветиться на балу Met Gala – значит, получить золотой пропуск в светскую хронику по крайней мере на год. Кстати, в этом году слово «засветиться» обрело тут ошеломительную буквальность: гвоздём торжества стало светящееся платье – детище американского дизайнера Зака Позена. Создано чудо-платье было для актрисы Клэр Дэйнс. При включенных люстрах оно выглядит классическим бальным платьем бело-перламутрового тона, самый сок изделие являет, когда гаснет свет: бело-жемчужная ткань состоит из оптоволоконных нитей, запитанных тридцатью батарейками (батарейки крошечные, как пуговички – хозяйку платья они никак не отягощают и непосвященному вообще не видны). Зато уж их эффект виден всем – в темноте платье превращается в сияющий, переливающийся мираж, в облачение феи или ангелицы. Не удивительно, что Клэр Дэйнас стала королевой бала и front girl светской хроники. Правда, французские fashion-критики полёт фантазии Зака Позена оценили скептически. Мол, это и не дизайн вовсе, а сплошная инженерия и «ласвегасовщина». Дескать, электрик он, а не кутюрье. Впрочем, Зак Позен не обидчивый, он для того и трудился – чтобы удивить.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Оставьте комментарий

Your email address will not be published.